Георг ТРАКЛЬ. Избранные стихотворения. (пер. Ж. Баймухаметова)

Гитар полно в листве зыбучей.
Девичьи волосы взлетают.
Стоит подсолнух. Золотая
Повозка едет через тучи.

Смолкают старцы в упоенье,
Себя так глупо обвивая.
Напев к вечерне всех взывает.
Вот мух доносится гуденье.

Стирают женщины в протоке,
Белье висящее вскипает.
И дева меньшая вступает
Сквозь ужас вечера глубокий.

Льнут воробьи с небес на травы,
Там норы все полны гниенья.
Перед голодными виденье, —
Еда и терпкая приправа.

***
В окне опять церковной башни вьются тени.
Горячий лоб в покое тихо угасает.
Поток во мрак с ветвей каштанов вниз сбегает.
«Как хорошо!» — ты восклицаешь тут в томленье.

С гирляндами, плодами рынок распрощался.
Ворота голос подают единогласно.
В одном саду звучит мелодия прекрасно,
И там уже чужак поужинать собрался.

Душа к волшебным сказкам тянется охотно.
Кругом шумит зерно, косарь на поле косит.
И жизнь суровую в лачугу вдруг заносит;
И освещает хлев все тот же сон животных.

Вдруг вежды в пьяном воздухе, стремясь к покою,
Чужим созвездьям открываются не грубо.
Эндимион из тьмы выходит старым дубом,
Склоняясь над водой, заполненной водою.
***
Духовная песня

Знаки, странное панно
Пишет пышный огород.
Бога веет синий лед
В зал садов уже давно,
Все равно.
Крест и буйное вино.

Жить в деревне так вольно,
Куст садовник все стрижет,
И орган один идет,
Звон и злата блеск – одно,
Да, одно.
Хлеб да будет и вино.

Дева там не так давно,
Наконец петух поет.
Решето вот-вот падет
В розы венчик и звено,
Роз звено.

***
Меланхолия

О, темные глаза теней лазурных
Так долго на меня теперь взирают.
Гитары звуки осень воспевают
В саду, что щелочью изъеден бурой.
Угрюмость смерти нимфы снаряжают;
А вот к соскам багровым в страсти бурной
Припали губы. В щелочь мрачной урны
Мальчишки – солнца локоны спадают.

***
К вечеру мое сердце

Закат. Слышны мышей летучих крики.
Гарцуют кони на поляне.
Клен красный шелестит.
Вот перед странником является трактир.
Прекрасен вкус вина, орехов.
Прекрасно побродить в темнеющем лесу.
Сквозь ветви льются в колокола звуки.
На лик легла роса.

***
Песни Розенкранца

Сестре

Осень там, где ты и вечер.
Синей дичи слышен рев.
Одинокий пруд и вечер.

Слышен птичьих крыльев зов.
Грусть легла тебе на веки.
Смеха тонким стал покров.

Бог расширил твои веки.
Звезды ищут ночью кров,
Лоб твой их пленил навеки.

***

Близость смерти

О, вечер, по сумрачным селам к тебе детство идет.
Под ивами пруд
Заполняется ядовитыми вздохами грусти.

О, лес, опускающий карие очи.
Восторженного дня здесь пурпур выпадает
Из рук костлявых одиночки.

О близость смерти. Позволь нам помолиться.
В ночь эту сходят ледяные поцелуи
Тех влюбленных, чьи хрупкие тела от ладана желтеют.

Аминь
Скользит по ветхой комнате гниенье;
На желтой стенке тени; в темных зеркалах
Рук наших изгибается тяжелая печаль.

Сквозь онемевшие персты течет румяный жемчуг.
И бесшумно
Лазурные глаза архангел открывает.

Лазурь-то тоже вечер;
Час угасанья нашего и тени Азраила
Какой-то садик бурый затемняет.

***
В деревне
1
Село и поле движутся с оград.
На камне вековом пастух гниет.
И перед зверем синим лес встает,
В тиши легко струится листопад.

Лбы смуглые крестьян. Вечерний звон;
Благих обычаев прекрасны острова,
Вот в терниях Мессии голова,
Не выйдет смерть из комнат мерзлых вон.

Как мать бледна. И синь как водосток
На стекла тихо падает и гроб.
Седой старик склоняет к внуку лоб,
Который пьет звезду и млечный сок.

2
Бедняк, уйдя от жизненных невзгод,
Вдруг восстает над старою тропой.
И яблоня роняет в мир цветной
Прогнивший свой и почерневший плод.

Над дремлющим скотом все гнется кров
Другой. Слепая девушка тогда
Идет во двор; шлет жалобы вода;
И взгляд пустых глазниц коня суров.

Бормочет идиот любви слова,
Те затихают в сумрачных кустах,
Любовь встаёт там в образах и снах.
Звучит закат, во влаге синева.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *