Жанат Баймухаметов. Поэзия экзистенции

«Проект», набросок смысла, в своей сути
«брошен» человеку. «Бросающее» в «проекте»,
выбрасывании смысла – не человек, а само
Бытие, посылающее человека в экзистенцию
здесь-бытия как в существо человека. Событие
этого вызывающего посылания – просвет
бытия, в качестве которого оно есть.

Мартин Хайдеггер. “Письмо о гуманизме”.

Забота как экзистенциал

Пора бы рабы поработать
На Господа, не на господ, —
Заботу заботит забота,
Чтоб не было больше забот.

Номадический Physis

Дождливый сумрак летней ночи
Объемлет черные кусты,
Природы образы пусты,
Всему являясь средоточьем.

В той точке там на горизонте,
Мелькнул мираж, и вдруг исчез, —
То в отражении небес
Струились волны Геллеспонта.

Кочевник древний по степи
На запад скачет к океану,
Коню, шепча: «Я в нем не кану,
Лишь, Тенгри, дух мой укрепи!».

Валидатор

В салоне трамвая есть валидатор,
Деньги глотает он как аллигатор.

 

Хайку

У самой кроны
Высокого тополя
Большой вырос гриб.
Вчерашний День

Вчера был будний День, свои концы упрятав,
Как будто в черную вселенскую дыру,
Встает он бодро вновь сегодня поутру
И молвит: “Я четверостишие состряпал”, —

Хмельная жизнь моя проходит как во сне,
Я по земле хожу как призрак среди ночи,
Поэтому земляне, вас прошу, короче,
Меня похороните прямо на Луне.

Ночь

Мир погрузился в ночь,
Я подошел к окну, собака лает на Луну,
Никто не может ей помочь,-

Луну имею я в виду,
На помощь ей уже иду!

Осень одинокого

Осенний день. Погружены в дремоту
Все вещи в маленькой сторожке.
Собака распласталась у дорожки,
Приемля сон как бренную заботу.

Устало пенится река забвенья,
Ввергая в вечность дня фрагменты,
Где ход часов колеблется моментом,
Преображаясь в вечное мгновенье.

К К *

Когда, бесстрастная, выходишь ты под звуки
Растущей вширь и ввысь мелодии ночной,
Испытываю я боль будущей разлуки,
Сегодня же твой лик пока еще со мной.
Тобой рожденный свет в моей душе унылой
Исчезнет может быть, скучай иль не скучай,
Но твое имя здесь на все века застыло,
Акростихом вдруг обернувшись невзначай.

***

Я знаю признанных поэтов,
Но я не их воспеть хочу,
Я благодарностью плачу
Лишь нищим духом в мире этом.

Звезда их теплится в надежде,
В сырых подвалах день за днём,
Они ход сделали б конём,
Но поступают, как и прежде.

Идя все время напролом, —
Их ставка – смерть, борьба с огнем.
Под грузом злых, смешных наветов
Они не требуют ответов.

Баурсак*

Верховный Бог на небесах
К казахам обращаясь,
Изрек: “Великий Баурсак*
Да будет вашим счастьем!”.

* Баурсак (каз. бауырсак) – а) жаренный в сале или масле кусочек пресного или кислого теста; б) перен. кругленький, упитанный (о человеке).

Алматинский апокалипсис

Над Алматы стоит зловонная дуга.
Находятся в пассивном жители залоге.
Любовь – зараза у обочины дороги.
На коже города предсмертная телега.

Памяти Ольги Марковой

Вся жизнь ее – одна большая книга,
Где чувства тихо волнами страниц
Напоминают стаю вольных птиц,
И говорят о длительности мига.

Памяти Рустама Хальфина

В твоей ладони слепок жизни – полнота
Материи Земли – то глина вековая,
Художник снова мир свой создавая,
Его сжимает в кулаке – там “пулота”,
где полноту ее являет пустота.

Памяти Игоря Полуяхтова

Ты нрав Земли бесплодной зная,
Встал у руля своей судьбы,
Всем говоря: “Жить как рабы, —
Так по фэн-шую не канает!”.

Вечное возвращение

Каждое время
И свое бремя
И бремя чужое
Несет –
В дар грядущему времени,
Которое было уже
Бесконечное множество раз.

Алматинский пейзаж

Весной над Алматы пронесся ветра свист,
И тут же просвистел в ответ ему булыжник,
Легко прорвав асфальт, он стал таким подвижным.
На древнем дереве трепещет бурый лист.

С утра усталый люд хлопочет как на тризне.
И на приступочке сидит хулиганье,
У баков мусорных столпилось воронье, —
Оно кусками рвет останки этой жизни.
День в Центре Современного Искусства

В перине снежной старый дуб
мне шлет привет с небес
январским светлым днем,
своими мощными корнями
врастая в землю, —
медленно
и тихо.
Звуки тамтама

Звуки тамтама
В Белой Палатке, —
Это Обама
Взывает к порядку
В черном бараке.

Утро

Сидят вороны на березе,
Двор безмятежно замер в тишине,
Мотор авто завелся грозно, —
Всё происходит как во сне.
Анти-кризис. kz

Теперь весь мир в рецессии глубокой,
Везде глобальный кризис бьет ключом,
Кругом шныряют толпы безработных,
Лишь Казахстану кризис нипочём.

Фонд образован стрессовых активов,
Пенсионерам пенсию дают,
С коррупцией все борются ретиво,
И прежде всех наш неподкупный суд.

Живут у нас все женщины в гламуре,
В финполе любят женщин “на износ”,
Идет борьба с преступностью, в натуре,
И курс тенге значительно возрос.

Мажилисмены шлют свои запросы,
А адресаты тут же им ответ:
Нам не страшны глобальные морозы,
Мы “крышей” застрахованы от бед.

Госаппарат содержат не напрасно
Плательщики налогов тут у нас,
Не ту страну назвали Гондурасом?
А где же настоящий Гондурас?

Божественные истоки

Разум, воля и аффекты
Принесут свои эффекты
В виде денежных потоков
Из божественных истоков.

Зимнее утро в Алматы

Однажды в студеную зимнюю пору
Я из дому вышел; был сильный мороз.
Лошадка железная, то бензовоз
Гляжу поднимается медленно в гору.

О, sancta simplicitas, о, простота
Беспамятной жизни короткая сутра, —
Из сумрачных стен благодатного утра
Безмолвные пики встают Алатау.

Изречение Гераклита (фраг. 47 DK)

Нет больше ничего, что было бы так краше
Произведения Всевышнего творца,
Мы не поймем его до самого конца, —
Не будем наобум гадать о Величайшем.

Ода Казахстану

Светит Солнце над всем Казахстаном,
Неба-Тенгри простор голубой,
Гордый беркут летит неустанно,
Дух веков представляя собой.

Заключенный в словах Культегина
И в напевах премудрых жырау,
Дух высокий проносится гимном
Над вершинами гор Алатау.

В высоте алматинских фонтанов,
В широте площадей Астаны
Пребывает душа Казахстана
Как счастливой и крепкой страны.

Байконур – близкий путь к небосводу,
Байтерек, единящий миры,
Мы так ценим родную природу,
Что свои распахнула дары!

Край безмерных степей и свободы,
Там, где каждый источник живой,
Процветай же на благо народа,
Видишь, Солнце родное, я – твой!

Большой распад

По мере расширения Вселенной
Становится темно и одиноко,
Сбываются пророчества пророков,
Вновь Буратино кажется поленом.

Истина и красота

Истина скрыта за темной завесой
И за вуалью живет красота,
Ты сними их, и явятся бесы,
Ими чревата всегда нагота.
Любовь-Кровь

Забодай тебя комар,
Пусть он выпьет твою кровь,
Наш любовный то кошмар
И кошмарная любовь.

Осенний дождь

Осеннего дождя унылый перестук
В неспешном отдается ритме сердца,
Оно дождю распахивает дверцу:
Спасибо барабан, ты настоящий друг!

Осенний консонанс

Дождь долгожданный
В небе рожденный,
мне сердце согрей.
На барабане своем поиграй,
вызови боем прошлого облики
и сигаретного облака
в комнате
темной.

Сублимация

Все то, что выше нас –
мы уважаем;
все то, что ниже нас –
мы презираем.
Художник должен быть,
не выше и не ниже, объективным,
без комплексов, короче.
Без разных сублимаций.
Зачем же нужен нам
Посредственный художник?

Контрацептивы

Сношайся, но не размножайся род людской!
Карьерой занимайся, не деторожденьем.
Контрацептивы гарантируют покой
От человеческих существ как наважденья.

Демографические проблемы

Демографических проблем теперь не избежать
В потемках мегаполисов безлюдных,
Но директива сверху спущена – “Рожать!”,
Всех прокормить, однако, будет трудно.

Повелительница мух

Не сочиняйте люди лишних тем,
От них уже становится противно,
Мир существует лишь затем,
Чтоб стать порнографической картиной.

Оро-анальным сексом занят он,
Ушли все средства в порно-индустрию,
Посткоитальный всюду слышен стон,
Видна межполовая мимикрия.

Лилит здесь Повелительница мух,
Сюжет ее картин однообразен, —
На сексодроме испускают дух
Содом с Гоморрой в стерео-экстазе.

Полночное хайку

Женские туфли процоколи в полночь,
Где ты, любовь?
Она в каблучках отвечает…

Ля-ля-тополя

Сменившие пол тополя
Развевают свой пух
Над Вселенной.

Солнечная система

Планеты Солнечной системы
Решают лишь одну проблему –
Вращаться ль им вокруг светила,
Что их когда-то раскрутило?

Год собаки

На задворках истории
Новой и старой,
Короче, ниже ее ватерлинии,
Ноченькой лунной
Дворняга стоит в раскорячку,
И в белой горячке
Грязную воду лакает из лужи.
Странная фраза ее мучает, гложет:
«Не пей же отсюда, козленочком станешь,
Или ты в луже этой утонешь!»
Это не лужа, а времени анус
Необратимости дырка в трагический хронос,
В синематеку насилья над жизненной плотью,
Которая скрыта под свадебным платьем.

Печально глядя в небеса
Сквозь отраженье в грязной луже,
Собака слышит голоса,
Но ей никто уже не нужен.

Интернет

Что с Человеком сегодня случилось?
В интернетских тенетах Душа заблудилась.
Время исчезло. Сердца не стучат.
К нам приближается дантовский ад!

Музейные и другие ценности

Эти кражи в Эрмитаже
Говорят нам о пропаже
Очень древних экспонатов,
Возрастает их цена-то,
Персонал же не богатый.

Алматинский ноктюрн

В ночной Алма-Ате зажглись неоны,
Жанат Баймухаметов пишет переводы
Стихов австрийских авторов ХХ столетья
В глубоком находясь подполье,
В 6-ом микрорайоне, где-то за бугром
Мечтая встретить Афродиту иль Музу
Дней его суровых.
Вокруг него – одни «Священные коровы».
Освободясь от мелочной обузы
Он ест граненные арбузы.

Старый новый год
Посв. Г.Ч.
Драпировка, ваза, свечка,
Образ жертвенной овечки,
Кисти, перья, молоточек
И с растением горшочек.

Здесь стоит станок офортный,
На полу матрац комфортный,
Книги спят на пыльных полках
И часы идут без толку.

Приснодевы статуэтка,
В потолок глядит подсветка,
Вещи в ангельском покое, —
Отступает все плохое.

Парадоксы времени

Грядущий день наступит завтра,
Но завтра сделано вчера,
“Сегодня” будет до утра,
А завтра вновь вчерашний завтрак.

Глобальный гендерный кризис

У мужиков кипят мозги,
У женщин сердца больше нет, —
Мир развалился на куски,
И “звезды” шлют последний свет.

Кьеркегор* в Алматы

Всем смертям назло, судьбе наперекор,
В Алматы живет философ Кьеркегор,
К нам трансцендентальный сделал он бросок,
Чтобы вечности вращалось колесо!

* Кьеркегор Сёрен (1813-1855) – выдающийся датский философ и религиозный мыслитель.

Утро Земли

Встает над крышами домов
С утра неумолимо Солнце;
На дне глубокого колодца
Нет никаких уже шумов.

Враг человеческий затих
На время повседневной склоки,
Как и колодец тот глубокий,
Где дух Земли слагает стих.

Homo consumatus (лат. совершенный тип человека эпохи потребления)

У хомо консуматуса
единственный грех –
это комплексы кактуса –
колючий успех.
Эпиграмма на А.К.

Как фильмы гордого Годара
Мы Ауэзхана чтим Кодара,
Хитрее он Ходжи Насыра,
Древнее древнего «Тамыра».

Машина смысла

Нет тишины, есть только гул
Языковой машины смысла,
Она, отправившись в загул,
Решетки мира перегрызла.
Века

Двадцатый век прошел поскудно,
Зачат так был и двадцать первый, —
Не зря стервятники и стервы
Кружат над городом безлюдным.

Дубликат

Солнце клонится к закату,
Нам вернуться бы домой…
Но лежит наш путь прямой
К вечной власти дубликата.

Гимн Астане

О, многоликая столица!
Я за тебя готов молиться –
Прекрасней нет такой страны,
И ее сердца – Астаны!

С2Н5ОН

Душа картины мира
Один сплошной коллаж;
В нем в качестве кумира –
C2H5OH.

Низ и верх

Брошенная вверх сигарета
Тлеет на замерзших ветвях, —
В небесах гремит оперетта, —
Это звезды – все на бровях.

Зов бытия

Когда я мудрых начитался книг,
Во мне рой звуков яростных возник,
Не слышно стало зова бытия,
Так одиноким и остался я.

Тело и душа

Осталось только тело,
Которое души не захотело,
Когда ж душа в миру запела
Она вся тут же онемела
Пред видом собственного тела.

Молитва

Читая светлую молитву,
Я получаю благодать, —
Господь срезает словно бритвой
Врагов моих земную рать.

Мировая скорбь

Нам так мало скорбей мировых,
Мы уверены в этом твердо, —
Нам хватит слёз оплакать живых,
И хватит их оплакать мертвых.
Конец света

Бог удалился в другие миры,
Люди глодают природы дары,
Вот и явился земной парадиз, —
Так, что вселенский компьютер завис.

Кризис вокруг расправляет крыла,
Чтобы срубить еще кучу бабла,
Шлюха младенца бросает в сортир,
Местью охвачен расчетливый мир.

Толпам злодеев, гламурных на вид,
Ангел с трубой исполняет свой хит.
“Сверхчеловек появляется в срок!” –
Так говорил Заратустра – пророк.

Мир

Мы умираем как микробы
С приходом в этот гиблый мир,
Для смерти он обычный тир,
Мир – это гибели утроба.

Времена и Время

С начала времен не удержим
Уход Вселенского Времени,
Как татаро-монгольский режим
Тоталитарного племени.

Мировая контрацепция (ко Всемирному дню противозачаточных средств)

Нас потянуло в половую круговерть.
Теперь любовь и секс почти одно и то же,
Но истина одна – мы ощущаем кожей
Эякуляцию как маленькую смерть.

Мы скопом тащимся по миру,
В своих эмоциях погрязнув изнутри,
Ты только обернись и посмотри, —
Везде пасется стадо внутренних вампиров.

Чтоб не достаться им, нужны контрацептивы,
Проголосуем все за безопасный секс,
И наслажденье в нас тогда напишет текст:
“Плодиться, размножаться – не инновативно!”.

Aletheia

Я сорвал с вещей иллюзию, которую они
порождают, от нас защищаясь, и оставил
за ними то, что они уступают.

Рене Шар

С вещей иллюзию сорвав,
Ту, что они всегда являют,
Им непременно оставляю
То, в чем мне кажется я прав.

Космические номады

Парсеки мотают номады
По космосу взад и вперед,
Седло ягодицы им трёт,
Вселенская блещет громада.

Питают лишь литры кумыса
Их путь от звезды до звезды,
Отар бесконечных ряды
Глубоким исполнены смыслом.

Великой Орды предводитель,
Несомый на белой кошме,
Вещает в космической тьме:
“Кочевники, дальше идите!”
Алматинская осень

Стрёкот пожухлых листьев
Как стук замогильных костей,
В осеннюю пору вестей
Ждет аламатинский мистик.

Вестей о том, что свыше
И как там обстоят дела, —
Воскреснут ли наши тела,
Там, где Вселенной крыша?

Что останется в мире
После того, как мы уйдем?
Мистик этим осенним днем
Молвит: “Dum spero, spiro”.*
* Dum spero, spiro [лат. пока надеюсь, дышу] – аллюзия на известное выражение Dum spiro, spero [лат. пока дышу, надеюсь].

Времена и время
С начала времен не удержим
Уход Вселенского Времени,
Как татаро-монгольский режим
Тоталитарного племени.

Мир

Мы умираем как микробы
С приходом в этот гиблый мир,
Для смерти он стрелковый тир,
Мир – это гибели утроба.

Прощальный СМС

Я шлю тебе прощальный СМС,
Вчера еще мы были вместе,
Сегодня же под тяжестью небес,
Нет от тебя уже известий.

Гламурный мир

Фекалии элитного района
Заполонил гламурный свет,
Вокруг одни графини и бароны,
Баранов, к счастью, на районе нет.

Беспредметность сознания

Сартр трактует свободу
Как непредметность сознанья, —
Нет, не нужно народу
Вовсе такого признанья.

Поэтические консонансы

В сёлах весело всем. –
Ведь во всяком ауле
Аукнется Ultima Thule*
Когда аульчане воскликнут: Басе!

* Ultima Thule (лат. букв.“отдаленная страна”) – полумифическая островная страна на крайнем севере Европы.

Власть денег

Полярные шапки на Марсе
Тают у всех на глазах, —
Все обращаются в прах.
Когда деньги кончились в кассе.

Вечерний город

Застыл усталый день
Вечерним чистым часом, —
На город серой массой
Легла ночная тень.

Мои кон-сонансы: Прекрасные чувства

Мы рекламируем рекламу
Своих искуснейших искусств,
Так много в них прекрасных чувств,
В которых смысла слишком мало.
Рождественское толгау*

Вошла хромая лошадь* в храм небесный
Как только фейерверк устроил сатана;
Оплотом на земле да будет Астана
От ярких шоу вероломных бесов!

* толгау (каз.) – стихотворная медитация, хвалебная песня.
* хромая лошадь – аллюзия на наименование ночного клуба в российском городе Пермь, где 5 декабря 2009 г. во время увеселительного мероприятия в результате вспыхнувшего от фейерверка пожара, погибло 146 человек. Это событие, ставшее следствием “раздолбайства” (Д. Медведев, президент РФ) приобрело статус национальной трагедии.
Постсовременный апокалипсис

…Flammen, Flüche
Und die dunklen
Spiele der Wollust,
Sturmt den Himmel
Ein versteinertes Haupt.

Georg Trakl. “Die Nacht” *

Мир обанкротился сегодня
И человека больше нет,
Отринув с Господом Завет,
Он стал природе не угоден.

Один бездомный во Вселенной
Томится только дух его
И ищет Бога своего,
Но ничего нет кроме тлена.

Повсюду холод леденящий
Шныряет в адских городах,
На их написано вратах:
“Оставь надежду всяк входящий!”.*

Здесь после оргий “человеки”
Мечтают скопом о любви,
Взывает к ним один лишь Вий:
“Да поднимите же мне веки!”.**

Час пробил радостный и грустный,
Нам больше некому помочь!
“Так отправляемся же в ночь!”*** –
Сказал недавно Заратустра.

Ночное небо тихий странник
Штурмует с каменным лицом
В надежде встретиться с Отцом
Как Сын его, его избранник.

* Пламя, проклятья / И темные / Игры сладострастья. / Штурмует небо / Каменное
чело. (Последние строки стихотворения Георга Тракля “Ночь”).
** См. Данте Алигьери. Божественная комедия. Ад. Песнь III, 9.
*** См. Гоголь Н.В. Вий (повесть).
**** См. Ницше Ф. Так говорил Заратустра. “Песнь опьянения”.

Повелитель мух

Я вижу: эрекцию фаллосов пушек,
пушечное мясо масс,
вскормленных нормами
сонных сообществ,
которыми правит мух Повелитель – наш теле-зритель,
тот, для кого мы чистая прибыль,
он – потребитель всех потребителей.

Фискальный орган

Мы обложили налогами время,
Чтобы работало время на нас,
Божьи законы нам всем не указ, —
Гордых фискалов мы вечное племя.

Крепким пусть будет наш орган фискальный,
Всё остальное – поток лишь фекальный;
Оро-анальный грядёт человек
И потребленья всеобщего век.

Мир экзистенции

Мир – это вечный тело-скоп –
Природных тел скопленье,
В своем совокупленье
Они не знают слова “стоп”.

Кумир нашего времени

Предатель тот, кто сохранить не смог
Себя в коррупции цинического мира,
Создавшего себе бумажного кумира
И погрузившегося в смог.

Слон

По следу луны всё слоняется слон, —
Последний посол-богослов, —
Ослепнув от солнца, он славит заслон
От сладких и сломанных слов.

Дождливое утро

Небо черными смотрит очами
На задымленный мир с высоты,
Слезы дождиком в окна стучали, —
В это время заплакал и ты.

Постистория

Козлу доверили капусту,
Тамбовский волк сожрал ягнят,
Удав сражается с мангустом,
Богов не стало, люди спят…

Земные города

Земные города вдали от рая
Забыли бытие, здесь торжествует быт,
Из-за цинизма их путь к милости закрыт,
Мир уходящих истин умирает.

Бедность

Да, бедность – не порок,
А беспощадный рок, —
Платить богатым в срок
За свою жизнь оброк.

Земля на Луне

Земля подорожает на Луне,
Купил участок там во сне.
Продал его один лунатик,
Сказав мне: «Пользуйся Жанатик».
Всемирный шоппинг

Пошёл пошопится я в шоппинг,
Дополнив этим мощный допинг.
Не думай ты, что это бред,
Ведь это мой пиарный бренд, —
Всегда от шопинга я в шоке.
Гинекократия

Те женщины народом будут править,
Которым пробу некуда поставить.
Такие планетарные Миледи
Являются истоком всех трагедий.

Мегаполисы

Наши мегаполисы –
Это мета-стазы:
Люди богу молятся,
И шайтану разом.

Примечание: метастаза (от греч. μεταστασις) – 1) перестановка; перемена; ос. μορφης, γνομης; ос. πολιτειας перемена образа правления, переворот; 2) удаление, изгнание кого-л.

Близость дали

Мы узнаём, — жаль, поздно,
Близка нам суть земная,
Сейчас о ней мы знаем,
Что дальше – только звёзды.

Исчезновения

Исчезли звёзды на рассвете,
Я стал присутствовать на свете.
Осенний день исчез с закатом,
Я к звёздам мчу по автостраде.

“Гиперборея”

Корреспондент Вадим Борейко
Покажет нам “Гиперборею”, —
Там на ветвях растут “лимоны”,
Жаль, что не в нашей этой зоне.

Гимн стабильности

Для обострения стабильности в стране,
Поём мы гимны Астане.
Интеллигибельных не надо перемен,
Наш Президент – он Супермен!

Дом культуры

Вот стоит культуры дом,
Вход имеется анальный,
Королева в доме том
Гроб качает вагинальный.

Любовь – кровь

Нашу кровь
Пьёт любовь.
Где же кров?
Это – ров.
Крышка слов –
I you love.
Снег

Перхоть белая с небес
Лучше всех земных завес:
Снег накроет всё быльё,
И сознание моё.

Зло

Машину снегом занесло,
Идёт прохожий по дороге;
Стоит и требует налоги
За каждый шаг упорно Зло.

О представителях масс-медиа

В масс-медиа люди довольно ретивы,
В своём конформизме ища креатива.

О прозе жизни

Больше поэзии нет, —
Осталась лишь проза:
Завтраки, ужин, обед,
И в сердце – шип розы.
Нет друга

«Слушайте, други мои, друга нет», —
Так Аристотель воскликнул в сердцах.
В чём же причина его отрицать? –
У мудреца не нашёлся ответ.

Конец Бората

Казахи сказали: «Так надо!», —
Народы ответили: «Есть!», —
Приставили к стенке Бората,
Свершилась казахская месть.

И так будет с каждым, в натуре,
Кто тронет ещё Казахстан,
Такую поднимет он бурю,
Не выдержит всякий стакан.
Конец света

Поднялись цены на продукты,
Идут усталые бомжи,
Домов смешались этажи, —
Ещё не видел вовсе мук ты.

Продукты выросли в цене,
Исчезла звёздная система;
У нас теперь одна проблема, –
По чьей свершилось всё вине?

Сон

За спящим наблюдаю
я собой,
во сне ли, наяву?
Не знаю.
Бой
не прекращается – живу!
Парадоксы времени

Ты проживаешь день,
А он людьми планеты прожит;
Перед тобой – его лишь тень
Себя ксерокопирует и множит.

Вселенская коррупция

Соизволили властные органы
Душу дьяволу скопом продать –
Всё на свете теперь перепродано,
Из преисподней движется рать.

Гание

Я знаю, будет день,
И ты вернёшься в дымке синей,
На окнах будет белый иней,
В глазах – былого счастья тень.

Тут встрепенёшься ты –
В саду покинутом когда-то,
И ощутишь не боль утраты,
А возвращение мечты.

Ночь

Cтрашней всего когда в ночи
Не получается строка,
А мысли, словно без причин,
Идут, идут издалека.