Григорий Томский. Монотеистический танграизм: Современный взгляд на древнюю религию

© Григорий В. Томский
Авторизованный перевод книги
Grigori Tomski
Tangra : Quête spirituelle et scientifique
Edition du JIPTO, 2005
ISBN 2-35175-009-8

Предисловие

Как и многие другие ученые, я верю, что человек освоит другие планеты и миры, что разум будет существовать всегда, пока существует Вселенная.
Трудно предсказать будущую эволюцию человека, разума и духовности. Ясно одно: Наука и Религия, играющие оба важную роль в человеческом обществе, должны измениться и пересмотреть свои взаимоотношения.
Подавляющее большинство французов считает, что “в наше время каждый сам должен определить свою религию, независимо от Церквей”, что интерпретируется как проявление индивидуализации веры — “одной из наиболее характерных черт” современности (Jean-Paul Willaime, «Sociologie des Religion», Paris, PUF, 1995, p. 101). Только 16% французов считали, что “истинной является единственная религия” (Willaime, p. 102). Поэтому надо относиться, по крайней мере, терпимо к тому, что многие якуты продолжают практиковать свою традиционную тангрианскую религую, причем каждый по-своему.

В этой книге описывается моя индивидуальная религия, основанная на танграизме, и идеи о взаимоотношения между наукой и религиями. Такое видение мира позволяет встречаться и содержательно беседовать со многими яркими и интересными людьми, воспринимать глубже научную, философскую и религиозную литературу. Это позволяет начать поиск с излагаемой здесь точки зрения рационального звена в наиболее известных в мире и интересных религиозных или мистических системах.
Танграизм удивительно близок к «естественной религии» философов и ученых, допускающей существование Бога в том или ином смысле и служащей базой для общеприемлемых этических норм. Он служил идейной основой религиозной толерантности и грандиозных политических проектов Аттилы и Чингисхана.
Анализ религии и цивилизации гуннов и монгол позволяет, в частности, распутать одну из великих загадок истории — тайну встречи Аттилы и римского папы Леона.
Мы надеемся, что интерпретация Танграизма, основанная на базе современной философии и науки, вызовет широкий интерес в эпоху перехода от догматизированных религиозных систем к самостоятельному и творческому поиску духовных ценностей.
Автор выражает глубокую признательность В. Ю. Ирхину за разрешение цитировать отрывки из своих книг и содержательные беседы.

МОЙ ТАНГРАИЗМ

У каждого мыслящего человека настает время, когда он должен просистематизировать и переосмыслить свои взгляды на религию.

Необходимость и интерес индивидуальной религии

Приехав на годичную научную стажировку во Францию молодым кандидатом наук, я столкнулся с тем, что почти каждый новый собеседник интересовался тем, какой религии я придерживаюсь. В те времена я, как почти все советские граждане, считал себя атеистом. Большинство французов воспринимало это с видимым удивлением, некоторые начинали задавать вопросы о традиционной религии якутов. В этом вопросе я был достаточно подкован. К тому же собеседники были в основном учеными, представителями точных наук, которые удовлетворялись краткими объяснениями. В парижских библиотеках нашел интересные материалы про шаманизм и про тангрианскую религию классического периода.
Вернувшись во Францию через четырнадцать лет, занялся совсем другим видом дея-тель¬ности. Был в гуще международных чиновников и дипломатов, ученых всех профилей, деловых людей, журналистов и писателей, артистов и кинематографистов, графов и князей, часто людей очень высокого интеллектуального и культурного уровня. Велись беседы на самые разные темы.
Разговоры о религии стали более серьезными. Иногда от них могли зависеть результаты переговоров. Поэтому было лучше объявить себя более или менее верующим. Иначе по существующему у католиков предрассудку, партнеры могли начать сомневаться в твоих моральных качествах. Стал, можно сказать вынужденно, говорить, что являюсь тангрианцем.
Это не было лицемерием. Как каждый якут, я имел представление о нашем пантеоне богов и, не задумываясь глубоко, считал, что наши предки были политеистами. Наши летние праздники «ысыах» по сути дела являются тангрианскими праздниками. А что говорить об обязательном обряде кормления духа огня при торжественных случаях или на лоне природы, о почитании священных мест, гор, деревьев. Благословения (алгыс) являются часто настоящими молитвами.
Правда, язычники (то есть политеисты) не имеют высокого рейтинга в Европе. Я знал, что Чингисхан и его потомки твердо придерживались монотеистических взлядов на тангрианскую религию. В нашем языке почти треть слов монгольского происхождения, многие якутские роды, например, хоринские и туматские происходят от монгол, большинство якутских племен пришло на Среднюю Лену после распада в XIV веке монгольской империи. К тому же монголы унаследовали свою религию от древних тюрков и гуннов, наших других предков. Это мне дало основание уверенно объявить себя монотеистом, не утверждая при этом, что другие якуты также придерживаются такой интерпретации танграизма. После популярного объяснения того, что такие великие люди как Аттила и Чингисхан были танграистами, партнеры начинали видеть во мне представителя древней и престижной культуры.

Наука и религия

Внимательному отношению к таинственным явлениям меня подталкивает собственный опыт. Я был вещим ребенком (по-якутски «биттээх ого»). Мой отец, окончив речной техникум, был направлен на работу мотористом морского катера в дельту Лены. Зимой он работал мотористом электростанций в отдаленных деревнях. Я только начинал говорить, было мало игрушек и я строил домики из книг и спичек, населял их шахматными фигурами. Мои персонажи начинали жить своей жизнью и при этом иногда происходили с ними невероятные события.
Так однажды я сказал: «Это А. и К. (жители нашей деревни). Приехала милиция. Они арестованы». Мать и бабушка были удивлены. Через пару дней приехали милиционеры из Тикси и увезли их. Оказалось, что они совершили преступление, но никто об этом в деревне не знал.
Жители этой отдаленной деревни зимой не получали свою зарплату деньгами. Раз в месяц приходила телеграмма о том, кто сколько заработал. После этого можно было отовариваться в пределах этой суммы в единственном магазине деревни. Часто телеграмма задерживалась. Жители деревни начинали спрашивать у меня: «Скажи когда придет телеграмма?» Я молчал. Потом говорил в один день на детском ломаном языке: «Телеграмма пришла. Будет масло, будет сахар.» На следующий день приходила телеграмма.
Однажды я заявил: «Л. приехал. Его мать Анна на радостях выпила водку и охмелела.» Этому не поверили, так как всем было известно, что Л. должен сидеть еще несколько лет в тюрьме, где-то вне Якутии: «Не может быть! В этот раз наш мальчик ошибается!» Но он вскоре неожиданно для всех приехал, освобожденный по амнистии.
Эта способность исчезла, когда мы покинули дельту Лены, переехали в Жиганск и я пошел в школу. Что же это было? Телепатия или что-то еще другое? Часто в книгах и в беседах со специалистами ищу ответ. Но я не верю расплодившимся в огромном количестве профессиональным гадальщикам. Согласен с Ив Линон, который пишет, что дар ясновидения не может быть только эпизодическим, не может длиться всю жизнь и может проявляться только в некоторых местах (Yves Lignon, L’autre cerveau, Albin Michel, 1992).
Некоторые психологи говорят, что я потерял свой интересный дар из-за напряженной учебы и интеллектуальной работы, не исключено, что этот дар вернется, когда на пенсии смогу посвятить много времени медитации. Действительно, я много учился и занимался научной работой: стал доктором физико-математических наук, имею также дипломатическое и юридическое образование.
Я знаю, с каким трудом делаются научные открытия, как мало мы знаем. Наука как факел, как костер, который разгорается, освещает все больший участок знания, но дальше начинается неведомое, которое я буду называть в этом тексте Мистикой.
Долго прослужив Науке, не люблю бездоказательных рассуждений, дающих видимость объяснения той или иной области Мистики. Но Вера в те иные объяснения дело сугубо личное, если оно не наносит прямого ущерба другим. Считаю бесполезным спорить о существовании или несуществовании Бога (Тангара на литературном якутском языке, но я произношу это великое имя на древний манер: Тангра или Тэнгри).

Для меня Тангра является совокупностью всех неизвестных сил, полей и их источников, способных помочь человеку. Это также символ, позволяющий мобилизовать мои психологические и другие внутренние известные и неизвестные ресурсы. Кроме того, в Тангра верили мои предки и я рад осознавать себя наследником оригинальной культуры, имеющей древние духовные традиции.

Этого мне достаточно. При таком понимании не возникает вопроса о местожительстве Тангра, облике, его роли создателя вселенной. Об этих вопросах не спорили много и наши предки.
Монотеистические религии отказываются дать формальное определение Бога, ибо это, например по христианской терминологии «нечто совершенное, беспредельное, бесконечное», он неописуем, «невозможность определения того, что есть Бог, связана и с тем, что такое определение пытаемся дать именно мы — люди, то есть существа конечные, ограниченные. Создание подобного определения означало бы постижение бесконечной Божественной сущности конечными методами» (Николай Чамеревский).
Таким образом, для меня короткая тангрианская молитва — это способ мобилизации своих психологических возможностей и жизненных сил, «подзарядка» дополнительными ресурсами из окружающей среды.
Вера существует даже в математике — самой точной науке. Современная математика основывается на разных системах аксиом. Выбор той или иной системы аксиом для своего исследования в некоторой степени определяется верой исследователя. Так, некоторые математики с большой осторожностью относятся к понятию бесконечности и не верят во многие результаты классической математики, полученные, например, с использованием метода трансфинитной индукции.
Что же говорить о других науках, например, истории. Она насквозь пронизана верой. Нам достоверно известны только разрозненные факты. О многих событиях остались противоречивые свидетельства. В этих условиях до недавнего времени преобладала тенденция идеализировать своих отечественных деятелей, верить им и очернять их противников. Принимались на веру только сведения, соответствующие такой интерпретации, все остальное отвергалось с негодованием.
Я не копаюсь сильно в истории танграизма и особенно в его истоках, не стараюсь восстановить ее «самую правильную» интерпретацию. Известные факты показывают, что это была великая религия в период своего наибольшего распространения.

Бог и Тангра

Тангра более общее понятие чем Бог трех монотеистических религий (христианской, мусульманской и иудейской), берущих основу в Библии, ибо он не обязательно является создателем мира. Тангра существует ибо определяется как совокупность всех неизвестных сил, полей и их источников, способных помочь человеку, а существование Бога создателя вероятно недоказуемо.
Существование непознаваемого, пределов научного знания делают такую концепцию богатой и вечной. Фредерик Ленуар объясняет:

«Многие верующие задумываются о значении слова «Бог». Вспыльчивый библейский бог, который все время недоволен, меняет свое мнение, гневается, испытывает угрызение совести все менее и менее «веруем», ибо слишком человекоподобен.» (F. Lenoir, Les métamorphose de Dieu : La nouvelle spiritualité occidentale, Plon, 2003, p. 323).

«Люди ищут Бога более загадочного, менее персонализированного, стоящего выше человеческого понимания. В этом случае лучше говорить о «божественном», как о силе или об энергии.» (Lenoir, p. 325).

«Все религии мира, начиная от наиболее старинных форм шаманизма до больших религий, включая анимизм и китайскую мудрость, дают примеры верований, практики или опытов, которые постулируют существование многих уровней реальности …
Это убеждение о существовании одного или многих уровней реальности, отличных от воспринимаемой непосредственно, подкрепленное большим количеством верований и личного опыта людей, сегодня вышла за пределы традиционных рамок и продолжает быть свойственным некоторому количеству людей, которых я квалифицирую как «религиозных».
Это мне кажется минимальным определением религиозности …» (Lenoir, p. 232).
Ален Узьо (Alain Houziaux), доктор теологии и философии, подчеркивает:
«Вера в Бога даже для современных людей не вызвана интеллектуальными соображениями: Бог не является прежде всего Первопричиной всего того, что существует. Она также вызвана психологическими причинами: Бог не является только ответом нашей потребности быть любимым. Она приходит после того, как человек испытает чувства удивления, страха и начинает задумываться над силами, которые потрясают космический мир, двигают людьми и вызывают неожиданные события. Сначала появляется удивление и даже содрогание. Поэтому, даже для нас, наиболее спонтанным является определение Бога как Силы или Мощи (Puissance) ». ( Claude Geffé, André Gounelle, Abd-al-Haqq Guiderdoni, Alain Houziaux, Dieu, c’est quoi finalement ? Les Editions de l’Atelier / Les Editions Ouvrières, 2005, p. 16).
«Вопрос о форме «существования» Бога относится к сложнейшим. Напротив, вполне возможно рассматривать Бога как «силу или мощь», которая действует на всех людей, независимо от того верующие они или нет». (Ibid, p. 25).
Тома Аквинский писал: «В конечном итоге все, что человек знает о Боге — это то, что он его не знает ибо он знает, что Бог превосходит все, что мы можем понять.» (Thomas d’Aquin, De Potentia, Question 7, art. 5, ad. 14).
Физик и философ Эрве Звирн в своей книге Пределы знания (Hervé Zwirn, Les limites de la connaissance, Odile Jacob, 2000) вводит три уровня познания:
« 1) Нечто, о чем нельзя сказать ничего конкретного, можно только сказать, чем оно не является. Говорит, что оно существует не совсем правильно, но его упоминание в какой-то мере означает его существование в определенном смысле. На этом наша речь останавливается. Можно сказать, что это непознаваемое. Область, которую человек не может концептуализировать, так же, как концепт квантового оператора неконцептуализируем для обезъяны. Можно использовать только аналогии, она так же чужда для человека, как эмпирическая реальность (в смысле данной главы) квантовой механики для обезъяны. Его необходимость вытекает из отказа считать, что все концептуализируемо.
2) Эмпирическая реальность есть совокупность возможностей, актуализация которых при характеризующих их ограничениях порождает восприятия. Эти восприятия актуализируются только индивидуальным сознанием в рамках эмпирической реальности. Эмпирическая реальность единственна и виртуальна. Она является познаваемой неизвестностью. Эмпирическая реальность материализует определенным образом априорные условия наших восприятий. В этом смысле она не существует независимо от человека, ибо предположение, что она могла бы быть субстанционно неизменяема в отсутствии человека в природе, не имеет смысла. Это человек создает ее. Но это особенностью этого творчества, что человек ничего для этого не делает. Она является только формой для восприятий человека в мире непознаваемого. Эмпирическая реальность собаки или обезъяны другая. Эмпирическая реальность собаки не существует для человека.
3) Восприятия, которые образуют феноменальную реальность (которую традиционно называют «эмпирической реальностью»), различны для каждого и являются видимостью, которую принимает эмпирическая реальность для личности. Это известное. Восприятия не являются нейтральными и объективными, они проходят через концептуальные фильтры языка, культуры, образования и физические фильтры наших чувств. То, что называется «явлением», находится на этом уровне. Мы теперь можем уточнить то, что было сказано выше: мы не производим феноменальную реальность непосредственно от эмпирической реальности, но актуализируем порцию непознаваемого через форму эмпирической реальности.» (Zwirn, p. 365 ).
Феноменальная реальность (известное) является совокупностью наших проинтерпретированных восприятий. Говорят, что она представима и концептуализируема: «Является представимой то, что может иметь четкий и различимый образ …
Концептуализируемо все то, что можно описать в терминах речи или математики. Некоторые концепты представимы. Это касается концепта стола, силы или состояния в классической физике. Некоторые не являются таковыми, как некоторые концепты квантовой механики … Можно дать их математическое описание, что позволяет квантовой механике концептуализировать эти понятия.» (Zwirn, p. 357).
Эмпирическая реальность есть совокупность условий, позволяющих появление феноменальных реальностей:
«Феноменальная реальность является в некотором смысле актуализированный сечением эмпирической реальности. Каждое сечение является эксклюзивным в том смысле, что невозможно восстановить целиком все с помощью множества различных сечений, как это делается в архитектуре. Следовательно, непредставимость эмпирической реальности не вытекает из того, что некоторые его части недосягаемы, но из того, что невозможно их познать одновременно и полностью, а также воспроизвести а постериори всю эмпирическую реальность, используя частичные сечения, которыми являются феноменальные реальности. Поэтому она прямо связана с концептуальными возможностями человеческого мозга, даже если она остается вне полного понимания. Можно воспринимать ее как предел при бесконечности, который может быть только приближен нашими представлениями, стремящимися к нему.» (Zwirn, p. 361).
После этих объяснений понятно следующее утверждение:«Мир не позволяет исчерпать себя формальной речью и большие его части (чтобы не говорить большая часть) того, что его образует, останутся навсегда вне нашей досягаемости.» (Zwirn, p. 15).
Ввиду неисчерпаемости реальности и ограниченности сознания, понятие Бога как совокупности всех неизвестных сил, полей и их источников, способных помочь человеку, является вечным и полезным понятием.
Publié par jipto à l’adresse 03:23 0 commentaires

КЛАССИЧЕСКИЙ ТАНГРАИЗМ

На берегах Орхона (в современной Монголии) на каменных стелах высечены слова древнетюркских каганов: «Подобный Тангра и возведенный на трон волей Тангра». Далеко на западе болгарский гид рассказывает туристам, посещающим развалины Шумена, древнего каменного города: «Это фундамент храма бога Тангра».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *