Вот город мой, где мне никто не рад…

Вот город мой, где мне никто не рад,
Где душу тешить некогда и нечем.
Людей и зданий пестрый маскарад
Меня уже не лечит, не калечит.

Я ухожу в другие города.
Там — сны садов и бденье минаретов.
По арыкам струясь, бежит вода,
На зуб торговец пробует монету.

Там всадник едет тощий как доска,
Без лат и шлема, без щита и сабли.
И цель его поездки далека
Для тех, кто в метафизике догадлив.

Так некий принц покинул свой дворец,
Так Фараби уехал из Отрара.
Он тихо едет: не баксы, не жрец
И не мираб, отмеченный загаром.

А юноша, пытающийся внять
Не шариату, ни Ясе, а зову
Земных дорог, змеящихся во днях
К каким-то нам неведомым основам.

К любви и Богу, к вороху тревог
Сознания покинутого верой.
За роковой и гибельный порог,
Туда где нет ни времени, ни меры.

Помедлив чуть у городских ворот,
В последний раз садов вдохнул он запах.
Когда бы знал он, что Восток падет
И все дороги повернут на Запад.

Что сколь бы он ни ехал не найти
Ему земли, которую покинул.
Что он и сам изменится в пути,
Что и земли изменится картина.

И что дороги нет уже назад,
И въедет он когда-нибудь под вечер
В мой город, где ему никто не рад,
Где душу тешить некогда и нечем.