Концепция развития культуры Республики Казахстан

Преамбула
Культура шире идеологии. Это весь спектр духовно-цивилизационных потребностей общества. Задача в том, чтобы не упрощать их, а видеть во всей «цветущей сложности» (К. Леонтьев), «жужжащей неразберихе» (С. Хантингтон). За последние три столетия из своей трехтысячелетней истории Казахстан прошел этап колонизации (Российская империя, Советский Союз), деколонизации (Перестройка, первые годы суверенитета). Теперь наступает эпоха суверенного развития культуры Казахстана. Но она-то как раз и ставит перед нами неразрешимые вопросы: что ставить во главу угла – национальные интересы или гармоничное вхождение в мировые контексты культуры? К кому пристать – к Востоку или Западу? Или возможно развитие поверх того и другого?

Проблемное поле: цели и задачи
Любая культура развивается в ответ на вызовы времени. Какие вызовы стоят перед культурой Казахстана? В самом общем виде, это такие противонаправленные процессы как глобализация и этнизация.
Глобализация направлена на унификацию и суперпотребление, она все превращает в товар, в том числе и культуру. Последняя технологизируется, преподносится в яркой, привлекательной упаковке. Она создана трудом масс специалистов и предназначена для масс. Несмотря на внешнюю простоту она – интеллектуальный монстр, ибо за ней стоит совокупный опыт человечества.

Этническая культура пытается ей противопоставить свою особость, свой национальный язык, самобытную традицию. А на деле это опыт определенного поколения, пытающегося восстановить невосстановимое.
Разберемся в этом подробнее. Что такое глобализация? Обычно под глобализацией понимают взрывное формирование единого финансово-информационного пространства, которое началось в 90-х годах. Хотя есть разные точки зрения, и некоторые авторы выводят глобализацию чуть ли не из времен Великих географических открытий. Однако наиболее распространена точка зрения, что она началась в начале 90-х годов на базе новых, преимущественно компьютерных, технологий. Можно сказать, что глобализация — если и не высшая, то, во всяком случае, современная стадия интеграции. В этом плане все атрибуты, которые привлекают наиболее пристальное внимание — Интернет, глобальное телевидение, всемирные СМИ, являются не более, чем инструментом для чего-то более важного, более фундаментального. Мне представляется, что главным отличием глобализации от предшествующих эпох является то, что современные информационные технологии впервые в истории дали возможность в массовом порядке формировать сознание человечества. И не только формировать: благодаря такой возможности формирование сознания превращается в коммерчески наиболее эффективный вид бизнеса.
Это революция, последствия которой до сих пор не осознанны, так как познание само становится объектом воздействия. Если человечество раньше, на протяжении всей своей истории (по крайней мере, письменной) развивалось за счет воздействия на окружающую среду и преобразования окружающей среды, то теперь антропогенная нагрузка человека на природу приблизилась к некоторой критической черте, и человечество начинает само изменять, формировать себя.
Понятно, что формированием сознания занимались все государства на протяжении всей истории человечества, но только современные информационные компьютерные технологии сделали это достаточно дешевым, достаточно выгодным бизнесом и наиболее эффективной формой деятельности. Это в корне изменило все международное взаимодействие, повысив эффективность экономики и создав достаточно большое количество качественно новых угроз. Это такие угрозы как «промывка мозгов», резкое падение ответственности, своего рода инфантилизация системы управления, вызванная, в общем-то, технологическими причинами. И третья опасность — это ограничение демократии. Дело в том, что при управлении обществом за счет формирования его сознания, вам не нужно воздействовать на все общество в целом. Вам достаточно влиять на сознание тех, кто называется элитой, то есть людей, которые участвуют в принятии решения и являются как бы образцом для подражания. Поскольку вы длительное время и целенаправленно воздействуете на сознание этих людей, у них меняется тип сознания, и они начинают думать по-другому, чем остальное общество. В результате возникает разрыв в мировоззрении, в системе ценностей. Элита и общество начинают говорить на разных языках и о разных вещах. В результате этого возникает парадокс: в авторитарных обществах идеи и представления, которые зарождаются внизу социальной пирамиды, все-таки могут пробиваться по различным капиллярным каналам на самый верх, а в демократическом обществе, при наличии всех формальных атрибутов и признаков демократии, но в котором длительное время формирование сознания выступает как инструмент управления, идеи снизу пробиться наверх не могут просто потому, что существуют два разных типа сознания и разницу между ними перейти ни в одном направлении в принципе невозможно.

Таким образом, в наше время глобализация — насквозь политизированное понятие. Поскольку за этим явлением стоит неравенство в экономическом и социальном развитии современных государств, некоторые из которых вышли в число самых передовых, а остальные остались в аутсайдерах. И в то же время, это ситуация, где это разделение весьма условно, поскольку эти неравномерные дуальности могут объединиться исходя из общих интересов. Все это создает господство не государств, а транснациональных компаний. В перспективе это ведет к эпохе взаимозависимости и взаимоинтереса. Мир кардинально изменился. Теперь нет ни «почвы», ни «судьбы» (Б. Пастернак). Ориентация в виртуальных технологиях приносит больше прибыли, чем стояние на земле, или в реальности. Сейчас выигрывает тот, кто создает новую реальность. Личность, причем чисто творческая личность стоит иных корпораций и государств. В данной ситуации национальное сознание не более чем политический конструкт, призванный утвердить некое неоспоримое начало. Но именно в этой неоспоримости право национального сознания на причастность к бытию. В этом плане надо различать понятия нации и этноса. Если учитывать, что история – изобретение европейское, то эти понятия пришли к нам оттуда. Нация в европейском понимании – это третье сословие пришедшее к власти. Иначе говоря, это строители гражданского общества. А гражданское общество – это общество построенное на рациональных началах свободы, равенства и справедливости. И чтобы отличать себя от тех, кто не дорос еще до такого состояния, европейцы придумали понятие этноса. Как понимать введение такого понятия? Это с одной стороны, крупный поворот в историческом сознании. Это осознание того, что нет абстрактного человека, а есть национальные типы (Жозеф де Местр), т.е. человечество развивается из различных этнических корней, которые никак не сводимы к одному целому. Из этого вытекает, что человечество обречено развиваться в атмосфере состязательности и что всякая унификация всегда будет условной. Поэтому единственное поражение, которое терпит глобализация – это то, когда она пытается распространить унификацию и на этническое начало. Ибо этническое это не понятие – это чувство. Любой казах счастлив оттого, что он казах, также как и француз, оттого, что он не англичанин. Это состояние не поддающееся рационализации. И все же, с этническим началом надо что-то делать. Цыгане не могут вечно бродить, а евреи вечно считаться особым народом. То же самые и с американцами, которые ныне стоят во главе глобализации.
Собственно, повальное неприятие этого процесса многими, даже передовыми странами, происходит оттого, что за ним повсеместно ощущается призрак американизации. Это занятно, поскольку даже такое глобальное явление как глобализация оказывается с ярко выраженной национальной характеристикой. Следовательно, вызову глобализации надо отвечать этнизацией, особенно в развитии молодого суверенного государства. Но последняя не должна носить архаичные черты или основываться на традиционном начале. А ведь мы помним анекдотические моменты в этнизации по-казахски: это бесконечные тои- юбилеи, уроки этнографии в школе, где детей заставляли доить кобылиц, кое-как организованные айтысы, в которых не осталось ничего от былой благородной состязательности. Этнизация должна быть проброшена в будущее, или, по крайней мере, в непознанное на данный момент. Но это и есть на деле, сопряжение с глобализацией, когда какой-нибудь казахский боксер может стать олимпийским чемпионом, а какая-нибудь бабка вырастить редкий вид капусты. Главное, иметь ноу-хау и поставить на нем свою неповторимую национальную марку. Согласимся, что ныне казахи не могут существовать в виде кочевого народа. Но в наших генах есть ген солидарности со всеми изменениями, происходящими в мире. Следовательно, мы найдем себя не в прошлом, а в будущем и будем развивать в себе не традиционное, а проективное начало. В эпоху глобализации невозможна догонящая модернизация, ибо никто не станет считаться с тем, что ты догоняешь и т.д. Вместе с тем, традиция – набор очевидностей. Хан всегда плохой, народ всегда хороший. Гений удостаивается почтения только после смерти. Видимо, надо уже менять эти стереотипы. Мы должны как можно быстрее дозреть и вписаться в контексты. В связи с этим схемой нашего стратегического развития должны стать следующие ориентиры:
a. Примат яркой творческой личности
b. Создание условий для творчества в области литературы, философии, искусства, науки и изобретательства
c. Период критического осмысления и переосмысления (переоценка ценностей) того, что сделано и делается в нашей культуре
О следующей группе приоритетов надо сказать особо. Ибо это касается взаимообогощающего процесса нашего обращения к мировой культуре и привлечения ее интереса к собственному культурному наследию, т.е. речь идет о переводе с иностранных языков на казахский и с казахского – на иностранные. В этой обстановке становится доминирующей роль художественного и академического перевода. К примеру, Библия не смогла бы стать мировым явлением, если бы в начале нашего века ее не перевели на латинский. Тогда возникло целое движение оставшееся в истории под названием «Септуагинты», или 70-ти переводчиков, кому оказалась под силу эта работа. Точно также казахские жырау 15-20 вв. не станут мировым явлением если их не переводить и не пропагандировать на иностранных языках. Отбирая лучшие кадры из нашей научной и лингвистической элиты нужно создать институт, где будут отменные переводчики с иностранного на русский и казахский и с казахского – на иностранные. Здесь еще надо особо остановиться на роли русского языка в нашей казахстанской культуре. Русский язык – это язык мировой культуры и в то же время это язык наиболее привычный казахам, имеющим опыт трехсотлетнего общения на этом имперском языке. В наше время ни один чужой язык не должен иметь особого предпочтения, но для продвижения в мир нашего национального наследия наиболее выгоден предварительный перевод на русский язык, а уже через него – на мировые языки. В государственной программе «Культурное наследие» больше всего смущает, что не предусмотрен перевод собственно казахского наследия на русский и другие иностранные языки. Ведь в таком случае мы получаем однобокий процесс, когда мы должны осваивать мировое наследие, а сами как бы не представляем интереса для других и даже не пытаемся себя пропагандировать. Конечно, переводчиков с казахского на европейские языки сейчас мало, но на русский язык – хватает. В целом это очень серьезные вопросы, требующие настоятельного решения. Если смотреть реально, на перспективу процесс языковой доминанты в Казахстане можно очертить как вытеснение русского языка английским с параллельным усилением казахского. В связи с этим нужна очень гибкая языковая политика, ставящая своей целью постепенное усиление позиций казахского языка.
Оптимальный выход из этой ситуации – интеллектуализация традиции на основе современных методов исследования и проективной деятельности, т.е. традиция в свою очередь тоже должна глобализироваться. Иначе она станет неконкурентоспособной. Для глобальных технологий все равно кого обслуживать – традицию или новацию. Из этого вытекает, что глобализация и этнизация преодолимы только на путях заинтересованного диалога. И в самом деле, нация не есть что-то раз и навсегда данное, каждая эпоха ставит перед ней новые задачи и оттого как она их решит, зависит дееспособность нации, ее шанс на дальнейшее развитие. Казахам как титульному этносу ни в коем случае нельзя замыкаться в прошлом и привычном. Это приведет к архаизации и провинциализму, как это уже случилось с соседними среднеазиатскими республиками. Наш путь – в открытости миру, в способности к диалогу культур.
Диалог есть отношение к «Другому» как к «Ты», т.е. как к самому себе. Это и есть пространство понимания, в котором возможно культурное событие. Допустим, такие явления как модернизм, или постмодернизм не имеют отношения к казахской национальной культуре, но, допущенные к созерцанию, востребованные сознанием, они могут стать катализатором многих процессов национальной культуры. Расширение горизонта казахстанской культуры возможно только тогда, когда исчезнет упорство в отрицании Другого, когда агрессия сменится на трансгрессию, т.е. выход за собственные пределы. Хотите познать себя, ищите свою противоположность. Если целостно очертить параболу предполагаемого диалога, его можно обозначить: «Культивирование Европы в сердце Азии». Мир сейчас все больше узнает о Казахстане. Культура – лучший посредник в этом диалоге.
Следовательно, главная цель, стоящая перед современной казахстанской культурой – это выйти из состояния провинциальной замкнутости и ксенофобии и, в то же время, умение привлекать внимание к своим ценностям, отстаивать собственные интересы. Нация должна оттачивать себя на новых задачах. Если ранее, в эпоху колонизации была выгодна охранительная, консервативная позиция, то теперь мы должны смело идти ко всему, что есть нового в мире. Мы должны кардинально изменить себя, на основе изживания следующего:

1. Преодоление остатков советского тоталитарного мышления
2. Выход из состояния комплекса неполноценности, вызванного колониальным прошлым.
3. Прощание с сознанием деколонизации. Теперь мы суверенная республика и мы не можем постоянно бороться с призраками прошлого, такими как «старший брат», «европоцентризм» и т.д.
4. Капитальные реформы в среднем и высшем образовании, которое ныне очень этнизировано. В этой области нужен курс на классическое гуманитарное образование, одинаковый для казахских и русских школ
5. Ориентация на философское, культурологическое освоение современности
6. Планомерное изучение нужд и потребностей казахстанской культуры
7. Убирание «ножниц» между городом и аулом
8. Курс на реальный диалог между представителями многонациональной культуры Казахстана
9. Постепенное усиление влияния казахской культуры через внедрение во все больший обиход казахского языка
10. Увеличение географии и интенсивности культурных обменов (расширение вовне)
11. Создание новой системы стимулов, льгот, наград и поощрений в области культуры (внутренние резервы)
12. Нациестроительство, в основе которого воспитание общеказахстанского патриотизма
13. В плане региональной идентичности – культивирование центральноазиатского единства
14. В плане духовного ориентира – реконструкция идеологии тенгрианства с идеей: «Бог един, но пути к нему разные»

Культурная политика

Исходя из поставленных задач необходимо определение приоритетов, которые в своей совокупности и составят культурную политику Казахстана. В качестве таковых можно назвать:
1. Демократизация управления в сфере культуры с лозунгом: «Культурой не надо управлять, за ней нужно идти».
2. Увеличение роли общественного сектора, неправительственных организаций в деле репрезентации казахстанской культуры
3. Необходимость аналитической критики на казахском и русском языках (государственном и официальном)
4. Привлечение Интернет-технологий, создание сайта «Казахстанская культура вчера и сегодня»
5. Курс на модернизацию в области литературы и искусства, кино и театра, философии и этнологии
6. С помощью лучших отечественных и зарубежных интеллектуальных сил создание обязательного курса по изучению казахского языка и компендиума по казахской культуре
7. Во исполнение государственной программы «Культурное наследие», перевод на казахский язык всего комплекса гуманитарных знаний Востока и Запада. Вместе с тем, нужен перевод лучших представителей казахской национальной классики на ведущие языки мира
8. Создание Литературного института со специализацией на восточной классике и художественном переводе с европейских и восточных языков
9. Поощрение смены поколений в казахстанской культуре
10. Создание специального телеканала, журналов и газет по культуре, ориентированных на культивирование экспериментального начала в казахстанской культуре
11. Инициирование общенациональной премии за расширение горизонта казахстанской культуры
12. Поощрение гендерного паритета в среде носителей культуры
13. Создание Национального Благотворительного фонда с Советом попечителей из видных деятелей культуры

С учетом всех этих изменений нужен новый Закон о культуре, ориентированный на поощрение личной инициативы в культурной деятельности, а также меценатства и благотворительности со стороны спонсоров. Но культура нуждается не только в спонсорах, но и в спокойном, планомерном, всестороннем изучении ее нужд и потребностей. В связи с этим нужно создать Институт культурной политики с филиалами во всех областях и районных центрах, чьей задачей были бы мониторинг, статистика и прогнозирование настоящего и будущего казахстанской культуры.

Механизмы культурной политики:
2. Госзаказ
3. Конурсы и тендеры
4. Различные виды поощрений
5. Целевой культурный обмен

Источники финансирования:
1. Бюджет
2. Коммерческий сектор
3. Отечественные благотворительные организации (их надо создать целую сеть)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *