Когда мы станем Родиной?

Мы живем в суверенной стране, но наше сознание далеко еще не суверенно. Строя национальную государственность, пытаясь выработать идею казахстанского патриотизма, мы, тем не менее, продолжаем оставаться советскими людьми со всеми стереотипами поведения и трафаретами мысли, внушенными нам еще в пионерском возрасте. Между тем, суверенная действительность требует от нас иного отношения к миру и культивирования иных ценностей, чем в годы коло¬ниализма. Увы, как это ни горько, надо признать, что мы жили в эпоху советского колониализма, который по своим последствиям был губительней колониализма Российской империи. Ибо это был колониализм, мимик-рировавший под борьбу за освобождение всех угнетен¬ных. Особенность его была в том, что каждая нация долж¬на была сама вытравливать из себя все национальное, разрушая тем самым свою национальную идентичность и лишая себя всякой надежды восстановить ее в будущем. Так оно и произошло. Нам настолько поздно до¬стался суверенитет, что всю деятельность по восстанов¬лению национального рено¬ме мы свели к бесконечной кампании за чистоту казах¬ского языка и возвращению имен легендарных казахских батыров, в то время как ред¬кие вспышки интеллектуа¬лизма в Великой Степи ни¬как не изучаются и не про-пагандируются. Это выры¬вает нас из всех контекстов, центральноазиатских и евра¬зийских, дореволюционных и эмигрантских, а самое главное — из истории анти¬колониального движения на¬чала XX века, связанного с деятельностью «Алаш-Орды».

Не секрет, что «Алаш-Орда», сравнительно одно¬родная до революции, после нее распадается на две груп¬пы, первая из которых фор¬мально поддержала револю¬цию и влилась в ряды работ¬ников советской власти, а вторая — нет. Лиде¬ром этого крайнего левого крыла «Алаш-Орды» был Мустафа Чокай. Естественно, что поскольку он оказался единственным идейным про¬тивником (причем очень гра¬мотным и эрудированным) Советской власти, его имя было под запретом вплоть до второй половины 90-х. Это, конечно, не делает нам чести, но недавно появилось произведение, которое нам честь делает — документальный фильм о советских военнопленных в Германии,’вошедших позднее в Туркес¬танский легион. Фильм на¬зывается «Зар, или Отлучен¬ные от Родины», «Зар» в пе-реводе с казахского означает «плач», «скорбь», «рекви¬ем». Автор сценария — Бахыт Садыкова. Режиссеры — Ораз Рымжанов и Светлана Махметова.
В фильме, построенном как видеомонтаж из кадров немецкой военной хроники, бесед с участниками событий тех лет и анализа событий, в качестве экспертов принима¬ют участие Патрик фон цур Мюлен, Клод Дельпла, Ахат Андижан и Мамбет Койгельдиев. Как уже видно из со¬става выступающих, съемки происходили на территории Германии, Франции, Турции и, естественно, Казахстана.
Автор сценария, бывшая сотрудница Посольства Ка¬захстана во Франции, ныне доцент Дипломатической академии Бахыт Садыкова, со¬брала множество докумен¬тальных материалов и нашла специалистов, способных оценить ситуацию в целом.
Этот фильм хочется смот¬реть и смотреть. Запоминать лица, информацию, факты. Пока это первая (и единствен¬ная) картина, задавшаяся целью очистить зерна от пле¬вел в наррациях о Туркестан¬ском легионе, подававшихся ранее только в интерпретации советской пропагандистской машины. К несомненным до¬стоинствам фильма принадле¬жит то, что мы, наконец, по¬лучили возможность оценить ситуацию как бы изнутри, гла-зами самих военнопленных казахов.
Как можно судить по фильму и по осмыслению аналитиков, выступивших в нем, ситуация сложилась дво¬якая. С одной стороны, не¬мцы хотели собрать тюркоязычных пленных из СССР и сделать из них Туркестанский легион с целью его заброски в Советский Союз для разве¬дывательно-подрывной рабо¬ты, с другой стороны, воен¬нопленные не хотели воевать за немцев, хотя выбора у них не было, ибо в противном случае им угрожала медлен¬ная смерть в плену или смерть от сталинских репрес¬сий в связи с печально извест¬ной директивой 270 от 16 августа 1941 года, устами «отца народов» провозгласив¬шей как приговор: «У нас нет военнопленных, а есть лишь изменники Родины». Немцы выход из этой неразрешимой коллизии видели в том, что¬бы найти для туркестанцев идеолога из «туземцев», до¬статочно авторитетного, что¬бы убедить соплеменников вступить в создаваемое фор¬мирование. Их выбор падает на Мустафу Чокая, руководи¬теля национального движения за границей. Его, который 22 июня, в день нападения Гер¬мании на Советский Союз, был арестован и вместе с дру¬гими так называемыми почет¬ными гостями до 13 июля содержался в замке Компьень под Парижем, в конце сен¬тября 1941 года привозят из Парижа в Берлин. С этого времени жизнь вождя казах-ской политэмиграции пре¬вращается в ад. Он видит, в каких бесчеловечных услови¬ях содержатся его соплемен¬ники, и принимает твердое решение спасти их. Для это¬го он предлагает фашистам иную концепцию Туркестан-ского легиона, по которой ле¬гионеров рекомендуется ис¬пользовать внутри Германии, а не за ее пределами. Види¬мо, его предложение встреча¬ет жесткое неприятие немец¬кой администрации. В этой связи в фильме приводятся воспоминания Марии Чокай о письме, полученном от мужа. «В ноябре Мустафа с оказией передал письмо. В нем он писал: «Мне очень больно оттого, что ничем не могу помочь этим несчаст¬ным людям. Они молят о по¬мощи и очень надеются на меня. Обратился через Вели Каюма к немцам с просьбой об улучшении условий их со¬держания. Обхожу лагеря, проделывая ежедневно десят¬ки километров. Силы на исходе. Мне очень тяжко морально и фи¬зически. Хочется умереть, не видеть всего этого. Словом «смерть» завершаю свое письмо.» 27 декабря 1941 года его не стало. По заклю¬чению медэкспертов, он умер от тифа. Впрочем, обстоятельства смерти этого героического человека еще требуют прояснения. Тем не менее, по версии авторов фильма, одно не вызывает сомнения: Мустафа Чокай не был создателем Туркестанского легиона, ибо скончал ся за несколько месяцев до его создания.
Итак, развеян еще один миф. Однако авторы не oграничились только этим. В кадрах фильма проведено скрупулезное историческое исследование с привлечением специалистов с мировым именем. Оно требует реабилитации не только славного имени Мустафы Чокая, но и всех военнопленных-туркестанцев, испытавших ужасы фашистских и сталинских лагерей. Многих из них нет уже в живых. Зато живым из них не позавидуешь. На них все еще висит каинова печать. И это в то время, когда мы гордимся тем, что живем в суверенном государстве?!
Я пишу эти строки, чтобы поблагодарить создателей фильма, стимулирующих в нас гражданское достоинство и национальную гордость за тех, кто заслуживает не только уважения, но и поклонения. Ибо нелегко нести национальную идею «без родины и без флага», изгоями на семи ветрах. На это способны только отважные одиночки, в которых на некоторое время концентрируется гений всей нации. Из это породы и был наш земляк Мустафа Чокай, восхождение к которому мы только начинаем. И последнее. Я надеюсь, что наш парламент примет наконец закон о peaбилитации казахских военнопленных в годы Второй мировой войны. Это буде весомым аргументом к тому что о них думают не толькл авторы фильма «Зар, или От лученные от Родины». Хочется надеяться, что Родина у них есть и что она позаботится о гражданах, как говорится, безвинно виноватых, но — своих.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *