Кодар Айман. Эрзурум или тайны восточной Турции

Летом 2014 года кафедра тюркологии и индологии факультета Востоковедения КазНУ им. аль-Фараби отправила меня на две недели по уникальной межуниверситетской программе в летнюю школу в прекрасный город на востоке Турции — Эрзурум.
Эрзурум остался в моей памяти как одно из самых захватывающих приключений ушедшего лета. Во-первых, потому, что это было мое первое самостоятельное путешествие за границу, а во-вторых, потому что я приобрела незабываемый опыт, впечатления, озарения и друзей по всему свету. В Эрзуруме говорят не на классическом стамбульском турецком, здесь говор более народный, поэтому много гортанных звуков, но мне это было только на руку, так как очень напоминало родной казахский язык. На тот момент уровень моего турецкого был ниже среднего, но нас спасал английский и приветливейшие люди, которые старались нас понять на языке взглядов и жестов.


Но, не забегая вперед, начну с того, как и почему я там оказалась.
В один прекрасный июньский день мне позвонила моя преподавательница по турецкому, звонила она, чтобы узнать, где находится мой одногруппник, ведь сначала хотели отправить его, но он находился в Германии, и поэтому мне предложили эту поездку. До отлета тогда оставалось пять дней, и надо было срочно решать ехать или нет, сейчас или никогда… И я решила. Решила в пользу поездки, так как давно не была за пределами Казахстана, хотелось чего-то нового и необычного. Я согласилась и отправилась с мамой впопыхах покупать билеты… За пять дней до отлета! Нам очень повезло, билеты чудом нашлись по весьма приятным ценам. Мы выбрали авиакомпанию и приобрели билет. Я начала собирать чемодан и через четыре дня была уже в самолете. Летать турецкими авиалиниями было очень приятно — обходительный персонал и вкусный обед. Все дороги в малые турецкие города идут через Стамбул, и наш самолет не был исключением. Сначала мы приземлились в аэропорту Стамбула, и потом уже оттуда полетели в Эрзурум. Когда мы летели на посадку, Стамбул во всем своем величии предстал перед нами. Даже с высоты полета не было видно начала и конца этого великого города. Но в сам город попасть мы не успели, так как рейс наш был уже через два часа, которые ушли на подачу документов, и.т.д.

Я точно не знала, встретят нас в Эрзуруме или нет, и подлетая к городу уже пыталась сформулировать фразу «Отвезите нас, пожалуйста, в общежитие университета Ататюрка», но нас встретило двое обворожительных парней. Они были нашими гидами все это время. Одного звали Мевлют, а второго – Осман. Нас ждал автобус, и парни-гиды помогли нам с сумками.
Когда мы приехали в общежитие, больше похожее на отель, я еще не знала, что здесь не только казахи. Это была целая летняя интернациональная школа. Через час-полтора на первом этаже в холле отеля доносилась русская речь со странным акцентом, подойдя поближе к группе людей с интересной внешностью – загорелая кожа, вьющиеся волосы, карие, зеленые глаза, я поздоровалась и спросила откуда эта группа. Они ответили мне, что с Грузии. Их было человек 12-13. Самая большая, шумная, веселая группа. Затем на рецепшене я услышала чистейшую английскую речь, а когда посмотрела в ту сторону, увидела девушку с вьющимися светлыми волосами и голубыми глазами, рослого плотного темно-русого парня, чернокожую девушку с подобием то ли дред, то ли африканских косичек на голове и их заводилу, девушку среднего роста с длинными темно-русыми волосами и загорелой кожей, которая живо разговаривала с рецепшионистом. Это были американцы. А еще в аэропорту я встретила девушку приятной азиатской внешности с челкой и в очках. Ее на мое удивление звали Конни, она была с Тайвани, и когда наступила наша очередь выбирать комнату и брать от нее ключи, я почему-то предложила Конни стать моей соседкой. И мы пошли в номер…


В номере все сверкало чистотой, на кроватях было два свежих белых полотенца. Мы с Конни разделили комнату, полки, столы и шкаф. Делили мы все это на английском языке, потому что я не знала китайского, а она русского, и английский был нашем единственным спасением. Честно говоря, в аэропорту Алматы я познакомилась с двумя казашками с Кызылорды, но их было двое, и в комнате было два места, поэтому они, естественно, выбрали друг друга в соседки. Но с ними было очень весело. Вообще наша казахская группа была очень неоднозначной, с одной стороны две кызылординки моего возраста, а с другой – две преподавательницы-татешки с Караганды, одна – психолог, другая – филолог, казаховед.
В первый день все жутко устали с дороги, поэтому никакой программы не было, мы только приехали, распаковали чемоданы, развесили одежду и пошли ужинать.
И вот началось утро нового турецкого дня. Началось оно по-английски:
— Good morning, Aiman, who will first go to shower? (Доброе утро, Айман, кто первым пойдет в душ?) спросила моя соседка, я, сладко посапывая, сказала, что она может пойти первой, и через минут двадцать окончательно проснулась. В этот день вся группа была уже в сборе. К нам добавились люди с арабских стран, с Албании, с Пакистана, с Азербайджана и к счастью моей соседки пришла целая группа (человек 8) с Тайвани. Кстати эта же группа в самый первый вечер подошла к нашему столику, поклонилась мне и поздоровалась на корейский манер «Аньохасео», я также им поклонилась, и сказав «Аньохасео», объяснила, что не являюсь кореянкой, а когда я заговорила по-русски, тайванцев вообще хватил такой культурный шок… А мне было крайне забавно все это наблюдать.
В первый день нашего турецкого приключения особо больших приключений не было. Мы пошли всей группой на огромном университетском автобусе на факультет международных отношений университета Ататюрка, где нас ждал профессор, организовавший эту программу. Он говорил с нами по-английски с большим турецким акцентом, но весьма уверено и даже немного строго. Он объяснил, что эта летняя школа существует уже долгое время, что первыми, кто приехал в эту летнюю школу, была группа тайванцев, их было всего 10 человек. Удивительно, что не казахи, киргизы, узбеки, а тайванцы? На самом деле, все просто – начальник отдела международных отношений когда-то стажировался в Америке вместе с одним тайванцем. Тайванец этот вернувшись к себе на родину, стал ректором одного из университетов, и так старая дружба между турком и тайванцем вылилась в новое сотрудничество уже между странами, и к ним пришла идея организовать нашу летнюю школу. Он показал, как развивалось сотрудничество это и с другими университетами и странами, и чем ближе к 2014 был год, тем больше национальностей мы видели на фотографиях презентации профессора.
После этого экскурса в историю возникновения этой летней эрзурумской школы профессор провел перекличку и попросил нас в последний день пребывания написать жалобы и предложения, мы согласились, сделали совместное первое групповое фото и снова отправились в путь на автобусе. Мы ехали на обед, который проходил у нас в отеле для иностранных студентов. Еду нам накладывали в металлические прямоугольники с выемками разных форм, прямо как в американских школах. Пообедав и чуть ближе познакомившись с разными людьми из нашей группы, мы вновь отправились в университет, на факультет турецкого языка и литературы. Отправлялись мы туда не пешком, а на автобусе, и во время этой поездки я смогла оценить всю грандиозность кампуса университета имени Ататюрка. Он был и впрямь огромен, и по моим первичным ощущениям занимал полгорода.

 

 

 

 

 

Но    первичные ощущения всегда несколько преувеличены.  Приехав на факультет турецкого языка и литературы, мы дружно вышли из автобуса и направились в аудиторию. Там нас ждал преподаватель турецкого языка. На доске он уже написал турецкий алфавит, и, увидев нас, поприветствовал, расплывшись в улыбке. Группа приветствовала его на разных языках, потому что, как оказалось, немногие в нашей группе знали турецкий. Только грузины-тюркологи, азербайджанцы и я поприветствовали преподавателя по-турецки. Первое занятие было легким для нас, а вот тайванцам и американцам вся эта турецкая фонетика давалась с трудом.

 

Далее у нас выкроилось время для ознакомления с городом, группа разбилась на более мелкие группы и направилась в центр. Мы пошли вместе с гидом пешком, потому что в первый день боялись уехать на автобусе в какое-нибудь турецкое «никуда». Пришли мы довольно быстро, за минут  15, и тогда я поняла, какой же это все-таки маленький город. Мы подошли к современному предложил сделать круг, подойдя поближе к историческим реликвиям, и уже после идти в молл делать покупки, мы согласились и пошли к сохранившимся с средних веков мечети и медресе.
Почему-то в само медресе и в мечеть мы не заходили, только стояли снаружи на огромной площади и делали первые снимки этого волшебного города, а затем был снова ужин и сон.


На следующий день зданию «Палариум», а за ним виднелись минареты и купола мечети Якутие и медресе. Гид
нас снова отправили изучать азы турецкого языка, за одно я и проверила насколько то, что нам преподавали в университете совпадает с тем, что преподают сами турки. Совпадение стопроцентное, база она есть база, она везде одна. Это названия чисел, фруктов, овощей, приветствия, местоимения, предметы быта.

 

В этот же день мы отправились в горы Эрзурума посмотреть крепость, которая сохранилась еще с русско-турецкой войны. Когда-то давно на уроке я читала о некой Нине-хатун, которая во времена русско-турецкой войны бросила своего ребенка и отправилась на фронт поднимать женский дух турчанок. В рассказе описывались ее трогательные чувства к малышу, то, как она не хотела его покидать. Говорилось также о ее убитом на войне муже и ее мести за него. Читая все это на занятии, я придавала большое значение языку написания, тонкостям  его перевода на русский язык, и вдруг, приехав в Эрзурум, я наткнулась на мавзолей Нине-хатун, которая, оказывается, действительно существовала и поднимала в женщинах дух.


Она была реальной женщиной, хоть и осталась легендой, в которую я, сидя в Алмате верила с трудом, а увидев исторические памятники ее участия в этой войне, смогла поверить и наяву. Увидеть ее мавзолей для меня было сродни встрече со старым немного забытым другом, поэтому мавзолей у меня вызвал много непонятных моей группе эмоций.
— Я знаю ее! Это же Нине-хатун! Нине-хатун! – с радостью восклицала я.
А крепость довольно-таки хорошо сохранилась, вот только ее не реставрировали. Мы поднимались по разрушенным временем и войной ступеням и нам открылся вид на весь город.

На следующий день нас повезли на водопад, занимающий второе место по своей высоте в Европе, а также возле этого водопада в горах было такое место – «Семь озер». Это был поистине водный день!

Это было очень зрелищно. Есть в водопаде чарующая сила. Вокруг водопада есть каменный путь, ведущий вниз. По нему мы и спускались. Вдоль этого пусти расположены смотровые балкончики. На верхней фотографии мы как раз стоим на таком балкончике и брызги водопада освежают наши спины. Это был жаркий день, и прохлада водопада была в самый раз. А внизу мы ходили уже босиком, но это было довольно опасно, так как камни были  очень скользкими. Самые смелые ребята из нашей группы даже немного поплавали в этой холодной освежающей воде.


Когда мы ехали вокруг семи озер Эрзурума, в них чувствовалось нечто совсем противоположное водопаду. Вода в водопаде резко падает вниз, как самые яркие эмоции, а озеро такое тихое, спокойное, глубокое. Какой же разной может быть вода! И все это в одних и тех же горах.
Мы уже успели нагулять аппетит, поэтому нас весьма порадовали рыбные блюда, поджидавшие нас на берегу одного из семи озер.

Это было довольно захватывающее путешествие, показавшее нам разнообразие природы Эрзурума.

 

 

На следующий день нам сказали проснуться пораньше, потому что мы ехали в Трабзон – город на севере Турции. В Трабзоне мы очень долго поднимались вверх по горам, пока не достигли одного интересного греческого монастыря. Близко к монастырю подъехать не получилось, поэтому мы всей группой дружно поднимались в горы, пока до него не дошли. Трабзонские горы очень напомнили мне наш Заилийский Алатау, они такие же крутые, высокие, а эрзурумские горы больше напоминают холмы, так как их переходы более плавные и мягкие.

Даже ели, растущие в Трабзоне очень похожи на наши. Чем выше мы поднимались, тем более сгущался туман, но вскоре мы поднялись выше облаков и дошли до монастыря Сумела!

А внутри было множество изображений библейских мотивов. Например, Иисус:

А также разные архангелы и святые:

Несмотря на то, что многие изображения были исписаны чем-то в монастыре, чувствовалась атмосфера священнодействий и духовности. Я даже не могла понять, каким образом древние люди смогли нанести эти изображения под купола, были ли у них лестницы или как? Все эти вопросы живо будили мое воображение, и я пыталась представить монахов, монахинь и их образ жизни в этом загадочном монастыре.
А перед входом в монастырь была лавка с разными сувенирами, а по дороге туда сидели музыканты и играли на исконно турецких инструментах.
Далее нас спустили с небес на землю, и повели обедать в кафе на набережной. Трабзон находится на берегу Черного моря, поэтому можно с легкостью говорить, что я его посетила.

Сам город очень разнообразен, там и море, и горы, и равнины, и улица с множеством магазинов и ресторанчиков.

После поездки в Трабзон мы вернулись в три часа ночи, поэтому гид разрешил нам выспаться. На следующий день за пределы Эрзурума мы не выходили. Это был день-релакс, мы пошли в турецкую баню, и отдохнули там на славу. Турецкая баня не похожа на русскую, она больше напоминает тау-спа. Вода в бассейне была теплой и соленой, даже с каким-то странным запахом, а также было джакузи с горячей целебной водой и терапией. После бани, мы распаренные и счастливые поехали на ужин в наш кампус. Из-за того, что мы (группа казашек) подружились с гидом, он почти каждый вечер водил нас по самым интересным местам ночного города. Это были кофейни, чайханы (с таким многообразием вкусов!), дондурмахане (мороженницы, места, где подавали только десерты), и естественно, донерные.
Из-за того, что нас после бани сразу отправили в кампус, я не смогла купить дрожжи для национального блюда (мы хотели приготовить бауырсаки двух видов) на интернациональный день, но я позвонила нашему гиду, который все еще с парнями был в городе, и попросила его купить нам дрожжи, что он и сделал. В ту ночь мы всей группой готовили бауырсаки и презентацию о нашей казахской культуре, музыке, литературе, красивых местах и традициях.
Интернациональный день был кульминацией нашего пребывания в Эрзуруме, потому что в этот день все национальности/страны готовили все о своей культуре – облачались в национальные наряды, пели песни на своих языках, танцевали, угощали нас своими блюдами и напитками. Это был самый интересный обмен культурным опытом. Было две части мероприятия – официальная – презентация на сцене с большим экраном, и неформальная, наступившая после окончания формальной, когда мы вышли из зала пробовать блюда.


Этого парня зовут Майкл, он грузин, но ему очень понравилась наша казахская домбра, он даже нам сыграл пару песен.   А здесь мы все в сборе, держим в руках флаг Малайзии, а малазийцы держат в руках наше подобие флага 🙂


У нас не было национального флага, а он был обязателен, и нам на помощь пришел Эюп-бей, турок, работавший долго у нас в КазНУ на ФМО, очень любящий Казахстан и казахов. У него была и домбра, и флаг. И после презентации он пригласил нас к себе в гости. Свой дом он называл «женским общежитием», потому что помимо его собственных 5 дочерей и очаровательной жены, у него иногда останавливались студентки из Казахстана, у которых был остро поднят вопрос с общежитием.

Я помню, как я как-то поразилась тому, что у нас в КазНУ есть кинотеатр, и точно таким же было мое удивление, когда я увидела, что у университета им. Ататюрка есть собственный боулинг, куда мы пошли на следующий день.

В этот же предпоследний день нашего пребывания нам дали возможность поучиться у мастера рисованию на воде. Мастер оказался очень добрым и терпеливым человеком и действительно восхитил нас своим мастерством.
Он любезно разрешил нам тоже попытать свои силы в этом тонком искусстве, и на завтрашний день каждый получил свой рисунок и увез его и тысячи прекрасных, полных веселья и жизни воспоминаний.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

И сейчас, погрузившись в эти дорогие моему сердцу мгновения, я от всей души хочу поблагодарить свой Казахский Национальный университет имени аль-Фараби, а также свой факультет и кафедру тюркологии и индологии.

Особую благодарность я бы хотела выразить замечательным преподавательницам Садуовой Шолпан и Теменовой Гульзаде, и хочу сказать, что счастлива учиться на Востоковедении, потому что именно на этом факультете формируются такие интенсивные связи с ближним и дальним зарубежьем, которые дают возможность студентам путешествовать, получать бесценный опыт, познавать другие культуры, видеть этот мир во всех его ярких красках! Спасибо!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *