Журнал "ТАМЫР" Выпуск №48 (2019-2020), ПОЭЗИЯ, Рубрики журнала, Свежий номер

Ануар Дуйсенбинов. Отражения

Ануар Дуйсенбинов поэт, переводчик. Участник литературных фестивалей «Полифония» и «Сөзыв» в Казахстане (2013-2014), фестивалей Dzejas Dienas (Дни поэзии) и Dzejnieka asinis (Кровь поэта) в Риге (2015-2016), победитель Большого алматинского слэма 2017. Инициатор чтений Post Poetry в Астане (2011-2015), и чтений «Сорок шестое слово» в Алматы (2017-2018). Публикации в журналах Polutona, textonly, Лиterraтура, Soloneba, Esquire, Satori (на латышском), Satenai (на литовском). Соавтор музыкально-поэтического проекта «Балхаш снится».

*

Когда Асыл впервые поцеловался ему казалось
что он делает что-то неправильное

Айдос был старше года на три
на нем были ярко красные плавки
они сидели в парилке домашней бани

Асыл боялся что кто-нибудь сейчас войдет

Много лет спустя кто-то постучался
и вошел

Это бабушка зашла в гости
проведать их с Сережей

Әй балалар бауырсақ әкелдім
сказала она Сережа улыбаясь принял
из ее рук пакет и усадил ее в любимое
кресло застеленное курак корпешкой
украшенной сотнями треугольных лоскутков
всех цветов радуги которую она
принесла в прошлый раз

Ажека бы наверняка расстроилась узнай она
что Сережа и Асыл вовсе не собираются
есть баурсаки потому что фигура это важно

Но все они вместе обязательно
тяпнут бренди

*

Я никогда не хочу секса говорит Алан Динаре
я ненавижу прикосновения
не люблю кожу на ощупь
объятия приятны только в одежде
и если я предупрежден

Я могу «как бы» вожделеть кого-то
но я ловлю себя на мысли
что хочу вселиться в человека
и потреблять этот новый образ на фоне
себя самого

Когда я учился в третьем или четвертом классе у мамы был водитель Витя
он мне ооочень нравился но я не хотел его
я хотел быть им

Он звал меня кататься с ним
у меня было много кассет с крэнберис энигма и джордж майкл
мы ехали на речку и он мыл машину
а я надевал мамин лифчик
под футболку и сидел в машине

Думаю это было очевидно
и тогда у меня еще даже не было желания заниматься сексом
но я был телка Вити или что это вообще было трудно вспомнить даже

Динара говорит ты не был никакой телкой Вити
что это за слово такое телка вообще откуда оно
понимаешь возможность любви это такое чудо
которое даже не хочется объяснять и более того
начни это делать и чудо исчезнет

*

Однажды я влюбился в одного чувака
который жил в Темиртау

Я напивался в Астане и говорил всем что еду домой
а сам ехал в Темиртау

Автобус ехал так охуенно долго что успевало стемнеть
я заходил в его подъезд на цыпочках
стоял этажом ниже и курил
иногда трогал его дверь но не стучал

Потом ловил такси до Караганды и ждал на вокзале
первый автобус или электричку до Астаны
потом я ждал не на вокзале а у Жени
трансвестита из Караганды
который мне читал свои странные стихи про любовь

Так прикольно было
приключения
и я такой тупой ужас
я так делал раза четыре точно

Азат ты слушаешь блин Азат
ты что
снова уснул говнюк
мой любимый ласковый говнючок
спи мой хороший
все равно это было давно

и правда

Да не сплю я просто подумал
что будет здорово рассказать
это все твоей мамке завтра в ЗАГСе

Вот говнюк!
Никакого брака слышишь!
Мне не нужен такой ябеда!

_

Пух той шуточной драки полетел из окна

в ту сторону где станет похож

на сажу туда где невозможно

оставаться чистым и осел на плечах

человека который одиноко курил

в подъезде с растерянным видом

как будто забыл в какую ему надо

дверь

*

Айгерим нервно собиралась
перемерила шесть платьев
несколько пар джинс какие-то шаровары
шорты красилась дважды и смывала
все а потом подумала что это же не свидание
какая разница наверняка Оля тоже больше
озабочена транспарантами

Love is love

Это между мной и Аллахом

Make love not war

Сколько можно собираться сказала
мама я уже закончила нам пора
отец уже там

Айгерим вошла в комнату и радостно
выхватила у мамы радужный флаг
с вышитым родовым знаком
В уголке

Нам до Бульвара Нуржол
сказала она остановив такси
на Республике

*

Мне очень нужна колыбельная
мам споешь мне пожалуйста
я понимаю что я уже совсем взрослая
но мое сердце разбито
он больше меня не любит
я не хочу есть я не хочу ехать с вами
ни в Алмату ни в Караганду
я хочу лежать в твоих белых
коленях реветь и спать мам
можно мне так сделать
спой мне пожалуйста колыбельную

Все печали когда-то станут песнями
сказала мама давай попробуем спеть
твою

Волна бросается на берег словно большой
синий кит словно большой грустный кит
неведом ей холодных скал оскал
волна росла под солнцем и мечтала
что ветер любви понесет ее к ласковым
ласковым берегам что нежность обещанная
горизонтом примет ее в теплые теплые
пески но волна разбилась и снова стала
Океаном

Ты Океан моя любимая ты прекрасна

Ты прибой ты сильна моя девочка

Ты храбрее любого из мужчин

Спасибо мамочка а когда придет мамочка

Мамочка тоже придет сказала мама
и тоже споет тебе и это будет самая прекрасная
песня потому что мы обе любим тебя
_

Отголоски той песни приснились
одной женщине она проснулась
посреди своего несчастного брака
какая одновременно грустная и счастливая
песня подумала она ни это счастье
ни эта печаль без которой непонятно было бы
счастье недоступны мне здесь только
нетронутый ужин и долгие гудки
в телефоне

*

Если я ношу юбки и крашу ногти
в электрический синий цвет
что это значит? Кто я?
Арман обратился отец почему ты думаешь
что одежда или цвет ногтей
должны рассказать тебе кто ты?
Мы всю жизнь пытаемся понять кто мы
мы познаем себя день за днем
в этом заключена красота жизни

Не морочь голову сказала мама
Арман может быть кем угодно
уже сейчас даром что ли Арман
значит Мечта
Будь кем хочешь Арман
если хочешь можешь даже никем не быть
тебе не нужно название
чтобы мы любили тебя
У тебя есть имя
и этого достаточно
Улыбка на лице Арман
казалось освещала мягким светом
всю комнату и предметы выглядели так
будто вмещали в себя столько тишины
и покоя сколько нужно для радости

_

Вдруг за окном в ночи стали мелькать
какие-то тени казалось они с болью
и надеждой смотрели на происходящее
в доме за ними тянулся электрический
синий шлейф еле слышного далекого
крика
_

Кто это бабушка ты тоже видишь это
кто это кто это
Да так сказала бабушка будничным голосом
не обращай внимания это просто наши
отражения на изломе всего
человеческого

У пограничья нежности

*

Мы находимся у пограничья
моей нежности к тебе
Твоя комната далеко отсюда
и ты лежишь на той стороне кровати
от которой у тебя болит спина

Рядом с тобой конечно же
не найдется рации
Поэтому ты не сможешь ответить мне
и завершить свой ответ фразой
конец связи

А я продолжаю задавать
глупые глупые вопросы
в несуществующую рацию
Неужели это конец
говорю я неужели
это конец
Конец связи

*

Помнишь в детстве
мы копались в грязном арыке
и сжигали в нем
плохие сны
Я всегда играл за хороших
приносил китайские
резиновые игрушки
из детского мира
У меня всегда были деньги
я не знаю откуда
они просто были
А у тебя всегда были
плохие сны

*

Ты отказывался от одеяла
но утром так прижимался ко мне
будто я был единственным
источником тепла на всей кровати
А я и был единственным источником тепла
на всей кровати
Всю ночь я не мог уснуть
и разглядывал твое лицо
и гладил твои серебристые волосы

Твоя грудь поднималась и опускалась
в положенном ритме как день сменяет
ночь или как наше безудержное веселье
сменяется тремя днями апатии
Ты дышал воздухом моей нежности
я гладил твои волосы и заглядывал
в твои закрытые глаза как в открытые

*

Когда мне было десять я заболел
я не знаю как называлась та болезнь
но я предпочитаю звать ее тьмой
Когда я болел тьмой то не мог уснуть
если был хотя бы малейший свет
Полоску света под дверью я закрывал
полотенцем и плотно зашторивал окна
потому что луна слепила меня
сквозь еловые ветви за моим окном
А звездный свет я ощущал
покалыванием по всей поверхности
кожи

*

Когда я видел тебя в последний раз
я хотел чтобы ты скорее ушел
Потому что танец больше не искрился
ни в твоих огромных глазах ни на кончиках
моих волос я больше не чувствовал ритма
Мне казалось что диджей уснул за пультом
а вместе с ним уснуло мое всегда беспокойное
сердце
Я подгонял его как мог и ты подгонял свое
из последних сил и когда мы оба поняли
что разгоняться дальше некуда ты наконец
ушел
Я долго сидел на воздухе провожая тебя
твердым молчанием изредка нарушавшимся
фразами вежливых отговорок для друзей
которые должны были поверить что у меня
все хорошо что я в пятнадцатый раз вышел
покурить а не сижу здесь уже два часа
мы просто разминулись это совпадение
конечно я иду танцевать конечно я буду
дорогу да и на афтепати поедем естественно
у кого сегодня вписка да я хочу чтобы ты угостил
меня текилой да я ходил это прекрасный фильм
новая драматургия Кешиша гипнотизирует
а сцена с родами овцы да просто гениально
я и сам сейчас такая же овца овца новой
мать ее драматургии

*

Я услышал стрельбу когда сидел
в прокуренном бильярдном зале
с книжкой кажется это был Верн
Как-то в этом зале я получил
кием в лицо когда неосторожно
проходил мимо собравшегося
покорять лунку мужчины
Еще тогда я понял что эти мужчины
все время хотят покорять лунки
и обязательно кого-нибудь ударят
по этому поводу

Отец иногда водил меня туда
а я всегда брал книжку туда
куда водил меня отец потому что
риск умереть от скуки по опыту
был достаточно высоким
То это был преферанс с греками
то переговоры про контрабанду
спирта с китайцами то обувной
цех с евреями то семейный подсчет
долларовых купюр из большой
сумки а то и вовсе бешбармак
под разговоры о братках
с родственниками
Мне было то ли одиннадцать
то ли двенадцать и водитель
вроде его звали Артур
кудрявый здоровяк в майке
услышав стрельбу увел меня
в машину и сказал ждать
_

Я до сих пор его не дождался

*

Ты никогда не поймешь кем был
для меня твои красивые большие глаза
никогда не посмотрят на меня как мои
узкие смешливые глаза смотрели на тебя
Мы находимся у пограничья
моей нежности к тебе
Твоя комната далеко отсюда
и ты лежишь на той стороне кровати
на которой лежал я и твоя спина
больше не будет болеть
Вспомнив о белье ты вытащишь его
из стиралки и будешь беситься
что твои белые брифы стали розовыми
опять твои соседки что-то напутали
Рядом с тобой конечно же
не найдется рации

Поэтому ты не сможешь ответить мне
и завершить свой ответ фразой
конец связи
А я продолжаю говорить
и говорить в глупую несуществующую
рацию потому что давно уже
говорю не с тобой

Помнишь в детстве мы строили
снежные города мы лепили
серпантин вокруг ствола ели
за моим окном по этому серпантину
вниз катились желтые бочки из-под киндера
мы представляли что это транспорт
людей будущего

Мы стали людьми будущего
мы приехали в желтых капсулах
к пограничью моей нежности к тебе
Моя комната далеко отсюда
я закрыл полоску света под дверью
полотенцем плотно зашторил окно
и лежу на той стороне луны
где нет рации

Время

время не чувствуешь в природе
даже если это каньон возраст пород которого
как утверждает вики двенадцать миллионов лет
что такое двенадцать миллионов лет
восклицает Асель что это такое

время это что-то очень человеческое
стоишь в каньоне и стоишь
и хуй бы с ним здесь ничего непонятно про время

тушканчик перебегает пыльную тропу на которую
налипло немного времени
но ни в его глазах ни на кончике изящного хвостика
оно не отразилось
едем по новенькому асфальту и тут же
оно возникает прямо под шинами
на развилках мы легко уехали бы не туда
если бы не Леша который во-первых уже сюда ездил
во-вторых стрейт мы долго смеялись описывая
как паниковали на этих развилках пока не замечали
поворотника лешиного автомобиля и паника ненадолго стихала
и еще когда оказалось что мы взяли с собой сосиски булочки
два вида соуса хайнц салфетки воду сигареты шоколадки
нестле и риттер спорт но не взяли ножа чтобы сделать холодные
хот-доги а когда спросили у Леши то он молча достал угрожающе острый
черный складной нож

мы ржали что некоторые функции
такие как ориентирование на местности
или по умолчанию наличие острого складного ножа
совершенно нам недоступны
и в компании обязательно нужен один стрейт
и хотя все понимали условность корреляции
между условной опять же ориентацией и функциями
смех стоял громкий и это тоже звучало время
и когда дети тоже очень просились на самый край обрыва
а мы стояли там завороженные ошеломляющими видами
совершенно киношного свойства фантомы этих видов
фиксировались где-то во времени нашими смартфонами
и когда мы с Аселей обсуждали не обираем ли мы
реальность все бесконечно фиксируя она лишь сказала
что Бог поругаем не бывает и обобрать мы можем
разве что свое восприятие реальности и между нами
как будто тоже звучало время

а может это просто ветер в ушной раковине каньона
грезящий шумом реки неизменным творящим сам себя
в сердцевине движения

Парадоксы

все укрупняется
по мере того как очередная личина жизни рассказывает
самую старую в мире историю очереди в супермаркете
разговоры становятся редким но более драгоценным украшением
дружбы которая становится прохладнее но надежнее
когда гораздо интереснее заходить
на более широкий круг
прежде чем вновь заглянуть друг к другу
на внутренний огонек
все мельчает
то есть детализируется до более высоких разрешений
когда недостаточно ни первого слоя ни второго
археологи вечного поиска выбирают кисточки помягче
вопросы становятся важнее ответов а сомнение
принимается как безусловная добродетель
что еще нам расскажут раскопки об эволюции
сортов чая?

все ускоряется
то есть частота событий-кирпичиков событий-шагов
увеличивается ускоряя движение мира и расширяя
опыт времени а это ускорение в свою очередь
нагнетает еще больше событий и вот она
экспонента пребывания
все замедляется
то есть расширенный опыт времени
являясь следствием ускорения
удивительным образом открывает возможность
неспешно обозревать неторопливую нежность
плавно ускользающих ландшафтов

непреложного присутствия

Dying ficus

day 1

В детстве на похоронах мы каждый раз чувствовали неловкость
Сидели в лоджии на бабушкином сундуке возле полки с книгами
Листая энциклопедии про животный мир с картинками
Иногда попадались картинки ископаемых и мы снова стеснительно
Улыбались как будто шуточно стыдились того что стащили
Со стола сладкий хрустящий хворост

day 2

Первые боевики на vhs вызывали любопытство к насилию
В них умирало столько людей сколько наши родители
Никогда не хоронили они прыгали с мостов и многоэтажек
Лежали с простреленным сердцем бросались под автомобили
Протыкали друг друга холодным оружием взрывали бомбы
Но больше всего нам нравились базуки базука звучит весело
А потом мы нашли в родительской спальне лики смерти

day 3

Желтоватые пятна расходились от головы чуть за границу крови
Он учился в параллельном седьмом или восьмом и просто
Выбросился с четвертого этажа на асфальт который мы подметали
На прошлом субботнике поговаривали что в этот день он умылся
Причесался и крепко обнял родителей перед походом в школу
Имя должно быть впиталось в асфальт потому что я его
Не помню

day 4

С ней я репетировал танец для последнего звонка и всей душой
Ненавидел эти репетиции этот свой нелепый зеленый пиджак
Свою косолапость о которой не говорил только ленивый и благодаря
Которой я почти превратил ступни своей напарницы в бифштекс
Или это моя вечная отвлеченность и усталое отсутствие
В принужденном мире в пользу соцветий сирени
Блеска застывшей черной смолы вкус который никогда
Ни с чем не ассоциировался и потому ценился как увлекательный
В пользу луча смерти из дедушкиной лупы разорявшего
Красные муравейники в пользу приношений еще живых гусениц
В жертву черным в пользу того времени когда смерть
Была жестокой игрой и мне не приходилось суетливо оглядываясь
По сторонам копировать чужие реакции на новость о том
Что чуть позже она разбилась с друзьями
По дороге к белоснежным вершинам гор
Акмарал была смуглой хохотушкой

day 5

С дядей Болатом родители дружили давно и славно
Никаким дядей нам он конечно не был его жена Ляззат
бладала агрессивным магнетизмом бесившим почти
Всех женщин на щедрых вечеринках в их коттедже
С фонтаном во дворе и длинным гостевым домом
Где мы залезали на бильярдный стол чтобы полежать
На темно зеленом сукне

Когда он продал дом моему отцу мы завели собаку
Это был кавказец по имени Флюк
Однажды он пропал и оказалось что его съела наша прислуга
Жившая в домике между гостевым домом и баней
Я подглядывал как папа бил светловолосого мужчину
И кричал на него
Я не мог оторвать от этого глаз
Хотя и умирал от страха

Дядю Болата несколько лет спустя убили в собственной
Квартире в Алматы тремя пулями в грудь пущенными
Через окно спальни

Тетя Ляззат больше не общалась с нашей семьей
Многие считали ее сбрендившей от горя

Их красавица дочь так и не стала моей женой

day 6

За несколько дней до смерти
Дедушка позвал меня в комнату
Достал складной нож и сказал
Как он жалеет о том что у него даже
Не осталось сил чтобы раскрыть его
И перерезать себе артерии он лишь
Несколько раз коснулся шеи большим
Пальцем в угрожающем жесте и стал
Истерично смеяться
Я держал его большой палец
Пока он не уснул
Несколько дней спустя я держал его
Холодеющую ладонь и думал
Что смерть прекрасна а еще было
Обидно что мне не отдали его нож

day 7

Врач сказал что паразитами его заразили
Животные сначала они убили печень
Затем захватили легкие и в итоге
Добрались до мозга
Айдыну должно было исполниться что-то
Около восемнадцати или двадцати

В детстве мы вместе молоком кормили
Ягненка по имени Ақмойын
Папа шутил что его мясо от этого было
Особенно нежным

day 8

Сначала в животе рождается вихрь
Потом трещит электрическими мурашками
По телу
Я точно знал что еще один холм и впереди
Развернется сверкающий плавленный металл
Синего и обездвиживающая свобода голубого

Балхаш гнездовье моих снов где мы доплывали
До дальних подводных барханов чтобы встать
В полный рост почти в километре от берега
Где на спине переплываешь пределы страха
А не обнаружив дна плывешь что есть мочи
К оранжевому махровому полотенцу в которое
Мама ловила тебя как бабочку в сачок растирала
Усаживала в песок и приносила пиццу

Где за дальним холмом в саксауле я увидев варана
Кричал посмотри посмотри на красавца его когти едва
Беспокоя песок уносили драконово тело
Вдруг прошитое насквозь ржавым куском арматуры
Я попал смотри я попал веселился мой брат победитель

day 9

Искажения нет наблюдаемое движение
Можно рассматривать как увядание
Поражение формы но листающий картинки
С ископаемыми продолжает перебирать
Воспринимаемое как единственно возможную
Реальность и только изъян неминуемого
Ощущается форточкой открытой навстречу

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *