Журнал "ТАМЫР" Выпуск №48 (2019-2020), Свежий номер, СОВРЕМЕННОЕ ИСКУССТВО

Екатерина Резникова. Наука и искусство – грани взаимодействия. На примере творчества Сакена Нарынова

Екатерина Резникова кандидат искусствоведения

НАУКА И ИСКУССТВО – ГРАНИ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ. НА ПРИМЕРЕ ТВОРЧЕСТВА САКЕНА НАРЫНОВА

Сакен Нарынов работает на грани совмещения науки и искусства. Будучи одновременно художником и архитектором, скульптором и философом, он создает произведения, которые являются эстетическими объектами и сложными техническими изобретениями. Широта и универсальность его знаний, как и масштабы творческой самореализации значительно опережают время, впечатляя нестандартностью художественного мышления.

 

Сакен Нарынов. Монумент дружбы народов

Многие его произведения уже увидели свет, часть из них еще живет в воображении мастера или находится на стадии разработки. Их размеры варьируются от карманных интерактивных головоломок до преображающих городскую среду монументальных инсталляций. Вплетаясь в урбанистическое пространство, они становятся знаками города, наполняя его новым символическим звучанием. Вне зависимости от габаритов, авторские объекты Нарынова таят в себе загадку, неизменно оказывая на зрителя завораживающее действие.

Варьируя размеры, конфигурации и смыслы объектов, мастер пространств создает их, опираясь на законы логики и точный математический расчет. Прямые и изогнутые, выпуклые и вогнутые взаимопереплетающиеся поверхности в произведениях Нарынова подвергаются трансформациям – они выворачиваются наизнанку и перетекают друг в друга, обретая сложные формы и невероятные объемы. Постигая природу пространства, автор находит его художественное выражение в универсальных формулах-визуализациях. При рассмотрении виртуозных арт-объектов Нарынова, взгляд зрителя, остановившись на одной точке, становится ведомым и начинает подчиняться пластическому закону, по которому автор выстраивает форму. При тяготении к абстракции его произведения неверно трактовать как отвлеченные. Каждое из них – реализованный в пластической форме концепт, идея, порой целое философское учение.

С древних времен человечество стремилось познать устройство Вселенной, фундаментальные законы природы. Творческие и научные исследования Нарынова направлены на понимание реальности в ее многообразии. Это – величина постоянно изменяющаяся: мир секунду спустя уже не является тем, чем он был за мгновение до этого. Стремясь постичь его устройство, скульптор препарирует реальность, вычленяя ее составляющие, определяя их взаимосвязи и переводя все это в сложную, виртуозно исполненную художественную форму, основанную на симметрии, отражении, смещении.

Творчество Нарынова направлено на внимательное наблюдение за изменениями мира, для него важен постоянный поиск причинно-следственных связей, которые лежат в основе всего сущего. Мироустройство базируется на постоянном притяжении и борьбе противоположностей, и автор стремится проследить взаимообусловленность вещей в их логическом естественном развитии. Многие авторские объекты, как и явления действительности, объединяют в себе бинарные оппозиции. Жизнь неизменно сопряжена со смертью, малое есть часть большого, зло связано с добром, мужское – с женским, статика – с динамикой, плюс – с минусом. Они становятся неизменными составляющими элементами, без которых невозможно существование целого. Великие тайны природы и жизни связаны с моментами рождения и смерти и сопряжены с переходом из живого в мертвое, когда конец начала является началом конца.

На идее противопоставления и бесконечного взаимного притяжения строится инсталляция «Параллельные миры» (2001). Образованные ячеистыми структурами ленты являются моделями символических пространств, в которых отображены подобные парные противопоставления: Вселенная – анти-Вселенная, безгранично большое – ничтожно малое, бесконечность мира – конечность познаваемого и т.д. Подобный принцип прослеживается и в работе «Кротовы норы (дыры)» (2003), где автор наглядно изображает гипотезу английского астрофизика Стивена Хокинга о существовании во Вселенной подобного одноименного явления. Этот парадоксальный объект строится переплетением трех концентрических цилиндрических тоннелей, основу которых также определяют бинарные оппозиции: продольное – поперечное, внутреннее – внешнее, большое – малое, левое – правое.

 Вселенная и анти-Вселенная становятся ключевой бинарной оппозицией творческого поиска Нарынова. Обращаясь к новейшим достижениям современной науки, автор соединяет различные области знаний – математику и астрофизику, космологию и топологию, направленные на изучение символических пространств. Например, чтобы представить ничтожно малую молекулу или огромную галактику, необходимо создать удобную для осознания умозрительную пространственную модель. Опираясь на новейшие научные разработки, Сакен Нарынов создает собственные концептуальные воплощения Вселенной, раскрывая в своих объектах бесчисленное множество ее состояний и свойств – от хронологического и топографического факторов до философского и семантического. В произведениях это выражается через взаимосвязь внутренних и внешних пространств объекта. Эти удивительные совмещения рождают парадоксальные явления, выраженные в, казалось бы, невозможных формах. Так возникают не имеющие выхода лабиринты, сферы с тоннелями без начала и конца, замкнутые узлы из плавных или ломанных линий, трилистники. Для обозначения этих явлений уместно применить антиномии, характерные для словесной игры в стиле оксюморон, – такие как «сложная простота» или «возможная невозможность».

Сакен Нарынов. Пространства наизнанку

Ключом к пониманию структуры авторских объектов Сакена Нарынова является топология, которая изучает свойства тел и поверхностей, остающихся неизменными при деформациях – растяжениях, сжатиях, изгибах. Посвятив значительную часть творческой и профессиональной деятельности этому разделу математики, автор постигает природу пространства. Простые формы – тор, цилиндр или сфера – усложняются, множатся, скручиваются, раздваиваясь и срастаясь вновь. Сущностное единство большинства работ обусловлено онтологическим принципом мышления художника, основанного на выборе и поиске универсальных кодов. Каждый объект не конечен сам по себе – все они находятся в неразрывной взаимосвязи, перетекают друг в друга, воплощаясь в последующих. Процесс создания искусства в данном случае является не менее значимым, чем готовый результат.

Скульптура неразрывно связана с архитектурой, дизайном и точными науками. Математика, предстающая  в художественном аспекте, становится искусством. В своем стремлении воплотить красоту, точность и соразмерность математических законов в художественном произведении Сакен Нарынов созвучен творчеству известного голландского графика Маурица Эшера – создателя удивительных оптических иллюзий. Обращение к точным наукам как основе художественного мышления, попытка создать визуальную интерпретацию математических законов присуща им обоим. Только Эшер делает это в плоскости графического листа, а Сакен Нарынов – в трехмерном пространстве. Значение разработок Сакена в области топологии высоко оценил ученик и последователь А. Эйнштейна, известный американский ученый Мартин Гарднер, отметив в личной переписке, что Нарынов «…заглянул так далеко, как никто другой…».

Сакен Нарынов. Модель галактики Лебедь А

В творчестве нет обращения к моральным или социальным сторонам жизни. В фокусе – сложная форма объекта, подвергающегося постоянным воздействиям, трансформациям и метаморфозам. Эксперименты с различными топологическими объектами, их перенос из плоскости в трехмерное пространство, дальнейшее усовершенствование приводит к возникновению невероятных форм, порой граничащих с абсурдом или парадоксами. Эволюция художественного мышления определяет логику развития, основанную на движении от простого к сложному. Беря за основу простейшие топологические объекты, автор трансформирует и усложняет их, создавая пластические выразительные формы без начала и конца. Лента Мебиуса – пример простейшей неориентируемой поверхности, односторонней при вложении в обычное трехмерное пространство. Это означает, что данный объект имеет только одну сторону. Метаморфозы и вариации этого топологического объекта встречаются у Нарынова в различных произведениях. В работе «На берегу космического моря» форма объекта напоминает морскую раковину – это авторская интерпретация ленты Мебиуса, представленной одновременнокак объем и как плоскость. Другой замечательной работой является «Модель Галактики Лебедь-А» (1997), зарегистрированная в качестве изобретения. Замкнутая лента разделена прорезью на две самостоятельные полосы, одна из которых закреплена на основании, вторая немыслимым образом зависает без опоры, создавая иллюзию нарушения законов гравитации. Внимательное многократное скольжение взгляда по поверхности приводит к пониманию сути – геометрия замкнутой единой полосы создает иллюзию существования двух параллельных лент. Сегодня эта известная авторская работа является символом и обыгрывается в логотипе ведущего технического ВУЗа Казахстана – КазНТУ им. К.И. Сатпаева.

Сакен Нарынов. Модель «казахской» бутылки

Схожим самозамкнутым топологическим объектом с односторонней поверхностью является бутылка Клейна. Обладая объемом, это тело не обладает критериями «внутри» и «снаружи». Брюс Эллиот в рассказе «Последний иллюзионист» так характеризует этот парадоксальный объект: «По теоремам топологии, когда впервые была изготовлена настоящая бутылка Клейна, муха, разгуливающая по наружной и одновременно внутренней поверхности бутылки, находится внутри и в то же время снаружи нее и не может ни попасть в бутылку, ни выбраться из нее».

Бутылка Клейна, тщательно исследованная Сакеном Нарыновым, находит свое воплощение в виде разнообразных многочисленных вариаций. Опытным путем автор преобразует ее в собственную модель Вселенной, получившей название «казахской» бутылки, на изобретение которой был выдан международный патент. Этот объект был реализован во множестве вариаций – в разных масштабах и материалах. 

Сакен Нарынов. Односторонний узел

Другими часто встречающимися топологическими объектами у Нарынова являются замкнутые узлы из ломаных линий. «Односторонний узел» (1997) может быть образован односторонней поверхностью, совмещая в себе свойства ленты Мебуиса или «клеверного листа». Идя по одной грани, обязательно перейдешь на другую, двигаясь далее, пройдешь в исходную точку – это и есть односторонний узел. Его можно закрасить только в один цвет, что выдает (определяет) его топологическую сущность. «Четырехсторонний узел» (1997) обладает, в отличие от предыдущего, четырьмя поверхностями, где каждая грань самостоятельна и ее можно закрасить в определенный цвет. Топологические объекты в виде замкнутых узлов из ломанных линий являются символическим выражением лабиринта, в котором пристальный взгляд зрителя, его сконцентрированное сознание блуждают по поверхностям граней в поиске выхода или разгадки тайны объекта. Образ лабиринта считается неразрывно связанным с основополагающими элементами эволюционной картины мира – рождением и смертью, сменой дня и ночи, что вполне уместно в контексте понимания базовых установок творчества Сакена Нарынова.

Современная наука доказала, что вселенная – динамичная, расширяющаяся, а значит, постоянно изменяющаяся система. Евклидово пространство характеризуется тремя ключевыми параметрами – высота, глубина и ширина, почему его и обозначают как трехмерное. В постоянно меняющейся реальной действительности появляется еще один обязательный компонент – время. Таким образом, возникает закономерная связь пространственно-временных координат или пространственно-временной континуум. Известный ученый Михаил Бахтин ввел термин хронотоп, означающий «существенную взаимосвязь временных и пространственных отношений». Изучению взаимосвязи времени и пространства Сакен Нарынов посвятил более двадцати лет. Исследуя хронотоп, он стремится найти для этой умозрительной единицы пространственно-временного слияния конкретную визуальную пластическую форму. В работе «Во времени и в пространстве» (1997) интерпретируются парадоксы пространства и времени через переход топологического пространства в евклидово и возврат к исходному состоянию. А в композиции «Конец начала – начало конца» (1998) показана траектория движения путешественника в едином объекте пространства-времени, где начало становится концом. Благодаря теории относительности пространство и время обрели статус динамических сущностей, которые  не только сами влияют на все, но и сами от всего зависят. 

Излюбленным объектом художника является сфера, которая становится базовой формой многих произведений: «Клетка в четвертом измерении» (1998), «Шесть жизней одной души» (1998), «Разрез вселенной через микроскоп и телескоп» (1999). В процессе наблюдения перехода самого-самого маленького, уже неделимого вещества, в самое-самое большое, больше которого уже не может быть, и наоборот, приходит понимание того, что мир взаимосвязан. Сфера, полусфера, круг, как бесконечные формы без начала и конца – символы неведомого безграничного пространства и времени в вечности. Например, сферическая форма у кочевников считалась эмблемой вечности и беспредельности. Сфера является символической формой Вселенной, нашедшей в национальном сознании воплощение через купол юрты.

Сакен Нарынов. Вселенная моего деда

Нарынову присуще важное для художника умение увидеть за каждым предметом бесконечную перспективу значений и толкований, прочувствовать мистику в обыденных и привычных аспектах жизни. Многие проекты художника строятся на обращении к мифологическим архетипам, в которых осмысливаются взаимосвязи жизни и смерти, начала и конца, неразрывности времени и пространства. В композиции «Вселенная моего деда» (1995) представлен дракон, пожирающий себя, чтобы назавтра возродиться вновь. Это одна из ключевых мифологем, иллюстрирующих представление древнего человека о вселенной в виде змеи, заглатывающей свой хвост. В трактовке древних казахов это дракон Айдахар, лапы которого находятся в воде, тело на земле, а голова высоко в облаках – так символически выражалась трехчастность Вселенной. При том, что главный персонаж передан детально и реалистично, автор остается верен своим базовым установкам – тело дракона решено в виде топологического объекта «клеверный лист», которое относится к непрерывным узлам. Стремясь к самосохранению, дракон днем съедает самого себя, а ночью вырастает в прежнюю величину, поэтому вселенная и космос вечны и постоянны. Главная мысль произведения отражает действие закона вселенского равновесия, воплощенного в визуальной форме.

Сакен Нарынов. Клетка в четвертом измерении

Другое произведение «Клетка в четвертом измерении» (1998) осмысливает бесконечную цикличность жизни в поисках ответа на пресловутый вопрос о первичности птицы или яйца. Символической осью сетчатой сферы являются сплавленные воедино два спиралевидно переплетенных тоннеля, которые находясь внутри тела клетки, имеют два выхода на внутреннюю поверхность сферы. Взгляд зрителя, ведомый движением переплетенных тоннелей, ищет выход из клетки, находя только вход в нее. Парадоксы пространства и времени создают невозможные совмещения – возникает второе название работы, обнаруживающее ее внутренний скрытый смысл: «Клетка, в которую завтра прилетит птица, которая сегодня снесет яйцо, из которого она вылупилась вчера». Теоретически это возможно, если мы будем двигаться со скоростью 300 000 км в секунду. Лаконичность здесь превосходит все возможные пределы, так как главный объект выражен собственным отсутствием. Пустота является емким выразителем цепи перерождений – как грядущих, так и уже состоявшихся. Лишь присутствие птичьего пера отсылает к главному обитателю символического дома.

Значительная часть объектов Сакена Нарынова выполнена из сетки, которая становится излюбленным материалом для воплощения авторского замысла. Будучи прочным материалом, она четко обозначает границы объекта, сохраняя при этом его прозрачность. Благодаря этому у зрителя появляется возможность постичь внутреннее устройство сложных визуальных форм. Сетка обладает замечательными свойствами, которые отвечают требованиям художника и специфике его произведений – способность заполнять плоскость без перекрытий и щелей, а также необходимая гибкость, позволяющая создавать необходимые сложные скручивания, переплетения, изгибы.

Таким образом, объекты Сакена Нарынова соединяют в себе ряд особенностей, определяющих их уникальность. Прежде всего, очевидно обращение к чрезвычайно сложным понятиям и явлениям. Без глубинного понимания предмета и владения научными знаниями создание подобных моделей невозможно. Автору удается найти визуальное воплощение для чисто умозрительных представлений. Благодаря соединению науки с законами эстетики завершенный объект обретает качества художественного произведения. В каждой работе присутствует пластическая выразительность формы, конструктивная цельность и сложная гармоническая архитектоника. В 2009-2010 годах два авторских проекта Нарынова были включены в двадцатку лучших проектов в мире.

Искусство и наука формируют неразделимую область интересов Сакена Нарынова. Но все же степень их влияния различна. Так, в науке, если бы Эйнштейн не открыл теорию относительности, ее открыл бы Пуанкаре, который уже догонял Эйнштейна. Но если бы Пикассо не написал «Гернику», то никто и никогда не сделал бы подобное. Оценивая значение и роль субъекта в искусстве, уместно говорить о его избранности. Художник является проводником, медиатором, через которого в мир приходят идеи и концепты чувственно-эмоционального плана.

Сакен Нарынов в первую очередь художник, и лишь после ученый, для него приоритет искусства выше науки. Но именно грани соединения искусства и науки, эмоций и разума дают лучший результат через дар мастера, данный свыше.

Сакен Нарынов. Казахская бутылка

Выставка «Во времени и в пространстве» объединила лучшие произведения Сакена Нарынова, суммирующие основной круг его художественно-научных поисков. Экспозиция строится по принципу символического космического пространства, где большая часть объектов предстает в подвешенном состоянии – парящие в воздухе, они словно нарушают законы гравитации. Композиционным и логическим центром символической художественной Вселенной Сакена Нарынова становится гигантский объект «казахская бутылка», диаметр которого превышает 4,5 метра: начало всех начал, воплощенная в визуальной статической форме мобильная изменяющаяся Вселенная, вершина творческих и научных поисков автора, направленных на поиск парадоксальных совмещений пространства, рождающих немыслимые формы.

Входная часть зала обозначена местом возникновения духовной субстанции. Зритель оказывается в пустоте, не сразу понимая, что он сам становится той самой таинственной духовной субстанцией, к которой отсылает художник. Каждый человек – индивидуальная неповторимая Вселенная, целый мир, в котором воплощаются законы природы, неизбежность и тайна рождения и смерти. И каждый человек в процессе своей жизни создает собственную модель времени-пространства, в том числе и мастер по созданию пространств Сакен Нарынов.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *