Ауэзхан Кодар. Предисловие к роману Максима Кибальчича «Поверх Фрикантрии, или Анджело и Изабела»

Максим Кибальчич – псевдоним петербургского писателя Сергея Акимовича Кибальника. Он профессиональный литературовед, доктор филологических наук. Родился и вырос в Волгограде. После окончания филфака ЛГУ и вплоть до настоящего времени работает в Институте русской литературы (Пушкинский Дом) Российской Академии наук. Читает лекции в Санкт-Петербургском государственном университете. Однако была в его жизни и длинная полоса «странствий»: на протяжении почти десятка лет он преподавал в университетах США, Японии и Южной Кореи, впечатления от которых и легли в основу его романов.
Уже псевдоним писателя (нечто среднее между Максимом Горьким и революционером-народником Николаем Кибальчичем), отнюдь не отдаленно напоминающий о Мальчише-Кибальчише, указывает на его сознательно избранную контркультурную позицию в современной России. Может быть, поэтому из произведений писателя увидело свет пока немногое. Публиковались лишь некоторые его рассказы, а также историко-биографические новеллы и очерки (в журналах «Нева», «Литературная учеба», «Слово», В газетах «Московский комсомолец», «Литературная газета», «Вечерний Ленинград»). Лишь в настоящее время, спустя несколько лет после его создания, роман «Поверх Фрикантрии» готовится к печати в одном из петербургских издательств.

Гораздо более внушительно выглядит список научных работ С. А. Кибальника. Он автор 2 книг и более 150 научных работ по истории русской литературы (некоторые из них, в том числе брошюра «Жириновский как художник националистического кича», написаны им по-английски и напечатаны в США). В настоящее время заведует самым большим отделом Пушкинского Дома – Отделом новой русской литературы, в котором ведется изучение русской литературы 1700 – 1917 годов и прежде всего русской классики XVIII – XX веков. С. А. Кибальник – автор ряда книг и статей о Пушкине и поэтах первой трети XIX века, об античных традициях в русской поэзии, о Достоевском, Розанове, Конст. Вагинове. В настоящее время готовится к печати его книга «Гайто Газданов и экзистенциальная традиция в русской литературе». Выступал с докладами на международных научных конференциях по русистике и корееведению, проходивших в Алма-Ате. Читал лекции на филологическом факультете Казахского государственного педагогического университета им. Абая.
Публикацию своего романа в алма-атинском журнале сам Максим Кибальчич в какой-то степени рассматривает как ответ на американский кинофильм «Борат», исполненный, по его мнению, не конструктивной, а несколько голословной и огульной критики казахского общества, основанной на поверхностном о нем представлении. «Чем кумушек учить, трудиться, Не лучше ль на себя, кума, оборотиться?». В отличие от американского «Бората», русский роман «Поверх Фрикантрии» написан человеком, свободно говорящим по-английски и два года проработавшим в США.
Роман «Поверх Фрикантрии, или Анджело и Изабела» – это книга о любви русского преподавателя и американской студентки, фоном для которой оказываются увиденные героем-«пришельцем» в сатирическом свете Соединенные Штаты Америки. Своего рода история короткого увлечения России Америкой, символически представленная через любовный роман русского и американки. В то же время отношение героя к Америке далеко от однозначности и согрето своеобразной нежностью: автор явно полагает, что России совсем не мешало бы еще кое-чему поучиться у Америки (как, впрочем, и наоборот), но далек от идеализации этой страны. В романе есть мощный интертекстуальный слой, но книга вполне увлекает и читателя, который этот слой способен воспринять лишь частично.
«Поверх Фрикантрии» является замечательным образцом современной жанровой литературы, адресованной одновременно как массовому, так и элитарному читателю. Самим автором жанр романа обозначен как роман-травелог (роман-путешествие). Это популярный в современной западной литературе жанр, в котором сюжетная история героев вписана в инокультурный или инонациональный контекст. Границы этого жанра в западной литературе необычайно широки – от «Путешествий Гулливера» Джонатана Свифта, романов Генри Джеймса, Сомерсета Моэма и Джозефа Конрада до современных романов Нобелевского лауреата Видиадхара Найпола («Полужизнь»), Салмона Рушди («Сатанинские стихи»), Кадзуо Исигуро («Когда мы были сиротами»), Амели Нотомб («Страх и трепет»), Пола Теру («Отель “Гонолулу”»), связанных с традициями постколониального романа. В современной русской литературе этот жанр только начинает развиваться («Хуррамабад» Андрея Волоса, «Пять рек жизни» Виктора Ерофеева).
Я прочитал этот роман с удовольствием, которого давно уже не испытывал. Он выгодно отличается и от постмодернистской, и от урапатриотической российской прозы – в нём есть одинаковое неприятие и того, и другого. Вот это «необщее выражение лица» автора и чувство собственного достоинства, с которым он пишет и об Америке, и о России, неподдельность его как очарования, так и разочарования Америкой мне и понравились больше всего. Так же по-катулловски искренне и одновременно застенчиво, смешивая на грани фола стёб и возвышенное (которое Кант определял как непредставимое в представимом), Максим Кибальчич пишет и о любви. Я давно не читал ничего подобного, вернее, бесподобного.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *