Литературная гостиная. Ауэзхан Кодар. «Маргарита Сосницкая: я – мастер маленького жанра»

Маргарита Сосницкая родом из Луганской области, окончила Литературный институт в Москве, но вот уже около двух десятков лет живет в Милане, преподает русский язык и литературу в университете, участвует в местной культурной и литературной жизни. Первая книга прозы вышла у нее на итальянском языке больше десяти лет назад, печатается она в энциклопедических сборниках, в университетских изданиях, в разных коллективных сборниках.
Маргарита Сосницкая – автор двух стихотворных сборников (1992, 1997) и двух книг прозы — «Званый обед», на итальянском языке (1991), и «Записки на обочине», на русском (2002), публикаций в журналах «Наш современник», «Слово», «Дом Ростовых», «Постскриптум», «Москва», в «Независимой газете». Лауреат премии «Ambiente» (Италия, 1999).
«Маргарита Сосницкая – несомненное явление в русской литературе», — пишут о ней. Вот, к примеру, как отозвался об ее книге «Записки на обочине» критик Анатолий Жуков: «Превосходная книга, прекрасная еще и тем, что написана хорошим, чистым русским языком, отточенным большой поэтической практикой талантливой писательницы. Но рассказ о ее стихах требует отдельного разговора, а пока хочется поздравить русского читателя с новым нашим прозаиком, даровитым, многотемным, изобретательным, преданным родной нашей России и ее великой литературе».
Я познакомился с ней через общих друзей из России. Мы стали переписываться. Ей понравились мои афоризмы из цикла «Апофигизмы одинокого мустангера». Оказалось, что она питает пристальный интерес к Востоку, к восточной форме мышления – афористичной и емкой. Через некоторое время выяснилось, что Маргарита и сама пишет в стиле хайку – классических японских трехстиший. Я прочитал ее стихи в этой манере и меня поразило мастерское владение формой и свежесть взгляда, а также совсем не характерная для японской поэзии эмоциональность. Мне, кроме всего прочего, импонирует ее билингвизм и искренний интерес к восточной культуре. Мы по существу открываем Сосницкую как поэта-ориенталиста. Это большая честь для нашего журнала. Надеюсь, что и дальше будем дружить со столь разносторонним дарованием. В нашем редакционном портфеле несколько ее рассказов, но мы решили начать с ее необыкновенных хайку.

М А Р Г А Р И Т А С О С Н И Ц К А Я

Согласно японскому канону
в хайку должно быть 17 слогов.
Все остальное — трехстишия

ХАЙКУ

*

На черной лаковой шкатулке
отблеск бледный –
поймался луч.

*
В лучах солнца
дым благовоний
клубится как будто дракон.

*

Аист прилетел,
стоит в гнезде.
Дом стал более высоким.

*
Летает стрекоза —
скользит тень
по целлофану озера.

*
Капли вспахали
зеркальную гладь –
на озере дождь.

*

Трава колышется на ветру –
Всевышний гладит
шерсть земли.

*

Ящерицей юркнула молния,
скрылась
в расщелине туч.

*

Остывший чай
у рукописи – значит,
прилетала Муза.

*

Розы-георгины
сердце опалили —
милый подарил.

*

Опacная женщина:
прелестным ангелом
умеет быть.

*

Сердце в клетку посадили,
клетка – в груди,
а сердце – орел.

*

Шумя в ушах,
мимо бежит время –
бежит и уносит нас.

*
Река, убегая,
остается.
Так и человечество.

*
На паутинке из угла
прыгает паук –
парашютист.

*
Молоко прокисает,
сливки, сметана,
а, порой, любовь.

*
Лежу и вижу –
свет камина
отражается на люстре.

*
Поет, рыдает струна.
Женская судьба
мужских рук дело.

*
Уехали дети.
Пустота –
шуршит листвою в ней ветер.

*
Скрипит калитка.
Скрипом как гвоздем,
царапает тишину.

*
Танцуем фокстрот
на лезвии ножа –
такова наша жизнь.

*
Дорога длиннее песни,
а жизнь
длиннее молодости.

*
Транспорт гудит на трассе
иль бурлит в животе?
Бессоница.

*
Ем на морозе
мороженое –
щеки пылают огнем.

*
Высшее искусство
мудреца –
завоевание сердец.

*
Хрустальный башмачок Европы
не лезет
на простор Руси.

*

ТРЕХСТИШИЯ

Азия зовет. Зовом
заунывным душу пьет.
Азъ-и-я.

*
Твержу твое имя —
бабочкой в тенеты сачка
попадаю.

*
И капля росы
переполняет
чашу отчаянья.

*
Обжигающий кофе вдвоем
был прохладнее
слез одиночества

*
Воспаление легких пройдет.
Воспаление сердца – увы!
Любовь.

*
Без любезного – бездна
за краем вокзала,
где твердил: дорогая…

*
Целую наши следы.
Ветер памяти
заносит их лепестками.

*
Дама с красным попугаем
танцует танго в пустом зале –
одиночество.

*
Любовь была как расстрел.
Вывели в поле и расстреляли
И покурить на прощанье не дали.

*
Если б сфинкс заговорил,
разрушая строгую таинственность,
он сказал бы только: я люблю.

*
За кромкой асфальта
море зеленой травы –
как приятно брести босиком.
*
Получаем жизнь
от предков взаймы,
чтоб вернуть долг потомкам.

*
Родился ребенок
орет первую арию —
начались его гастроли на земле.

*
С усталой мудростью я знаю наперед,
что коль трещит,
то значит треснет лед.

*
Она бежит нагая по лужам и по лугу
и волосы пылают,
как на закате купол.

*
Я мастер маленького жанра
сказать легко и сжато
то, что иному сказать не хватит фолианта.

*
Дождинки – остренькие гвозди,
хотят прибить к забору полотняный воздух.
Но кто же станет рисовать на нем?

*
Купаюсь в итальянском море –
перед глазами плещется
Финский залив.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *