Маргарита Сосницкая. Золотое эхо скифской степи

В Замке Буонкосильо в Тренто (северная Италия) состоялась выставки «Золото степных воинов», на которой представлено около 400 экспонатов из 400 музеев Украины.
Самыми ценными из этих экспонатов, возможно, являлись те из них, которые с материальной точки зрения представляют наименьшую ценность: глиняные и терракотовые повозки, датируемые IV тыс. до н.э. Повозки эти игрушечного размера, и служили когда-то, не исключено, игрушками (дарим же мы детям машинки), но это самые древние образцы средств передвижения, которыми располагает археология, и которые небезосновательно наталкивают кое-кого (составителей буклета) на мысль о том, что колесо было изобретено в степи. Степь да степь кругом, путь далек лежит, а вокруг один окаём, как раньше назывался горизонт. Путь – прямая, и окружность окаёма – круг, были помножены друг на друга, и в результате получилось колесо и спица в нем или же ось. А кочевали на таких повозках по степи скифы, сарматы, проходили там гунны, авары, готы, в Крыму оставили свой след киммерийцы. «Около 2000 г. до н.э. обширные степные территории, простирающиеся от Польши до Средней Азии, населяли полукочевые варварские племена; это были высокие, довольно светлокожие люди, в большинстве длинноголовые. Они приручили лошадей и впрягли их в легкие повозки на колесах со спицами»,- писал блестящий британский индолог Артур Бэшем. И тут же добавлял, что эти колесницы превосходили «неуклюжие телеги с четырьмя сплошными колесами – лучшее средство передвижения, известное Шумеру той эпохи».

Несомненными ценностями со всех точек зрения, исторической, материальной и художественной, выставлялись изделия из чистого золота или в сочетании с полудрагоценными камнями. К ним принадлежит и позолоченный шлем воина, и золотой меч, украшенный фигурками зверей, и вепрь, отлитый из золота. Но прежде всего изумляют драгоценные украшения степных царевен, которым позавидует любая современная женщина. Можно только мечтать пройтись в такой диадеме, золотых серьгах, причем, не волнуясь, что застежка предаст, и они потеряются, в башмаках с такими золотыми пластинками. А еще восхитительны украшения для шеи. Кроме гривен (не путать с нынешними дензнаками Украины), они представлены необыкновенными колье с подвесками на груди. В этих украшениях рафинированность сочетается с простотой, природным наивом. Звучат и флореальные мотивы. А чего стоят одни уточки, болтающиеся на длинных цепочках серег. В таком сочетании высокого и сырмяжного – сила и чары этих украшений, дорисовывающих образ своих владелиц. Носили они и великолепные головные уборы, украшенные золотом. Их можно назвать пракокошниками, протококошниками — прадедушками известных нам кокошников. Представлена в выставочных залах и конская сбруя, воспроизведен в натуральную величину и шатер степных кочевников, правда, был назван он здесь юртой, как называют его народы Севера, а отнюдь не степей. Но это издержки непереводимости некоторых терминов. Более того, сделана даже реконструкция кургана, откуда и добыты эти сокровища. Того самого кургана, который по-украински называется «могылой»; и когда великий кобзарь Т.Г. Шевченко просит в «Заповіті» «Як умру, то поховайте мене на могилі, Серед степу широкого, на Вкраїні милій», он как раз имеет в виду такой вот курган, земляную усыпальницу древних князей и степных царевен. Атмосфера выставки полностью воскрешает дух стихотворения:
Мчится конь, подминая ковыль, высекая туманности пыли –
Докурганная в воздухе быль на прозрачных качается крыльях.
Скакуна укротила скифянка своим нравом то кротким, то диким.
От любви и гордыни подранком уносилась то с плачем, то с гиком.
Необъятная степь бунтовала, ветром путала гриву сердито.
С ней скифянка небрежно играла, лошадинным смиряя копытом.

Анимализм, т. е. одушевление и обожествление природы, были свойственны и древним степнякам. Вот рыбка, сделанная из золота и перламутра, вот бабочка на украшениях, золотой кабан, а вот, пожалуй, самые дивные кони-звери с золотой гривой, сверкающей на фоне черного металлического крупа. В таком же духе сделана фигурка воина. А вот антропоморфная женская статуэтка сделана из глины, и как сказано в буклете, представляющая собой, вероятно, какое-нибудь из божеств прекрасного пола. При желании однако можно восстановить, какое именно из божеств. Для этого надо взять книгу историка-индоевропеиста Алексея Гудзь-Маркова «Пантеон индоевропейских богов» («Белые альвы», Москва,2001) и проконсультировать в конце таблицу. Там приведен сравнительный свод богов древних славян, кельтов, германцев, скифов, балтов, индоариев, этрусков, скандинавов, хеттов, греков. Они все между собой аналогичны и имеют один общий корень. Кстати, о греках. С ними у древних степняков существовал культурный обмен. Об этом можно судить по «импортным» статуэткам, краснофигурным блюдам и сосудам. А самые поздние предметы, которые можно было увидеть на выставке, например, металлическое распятие, относятся к ХIII в., когда на Древнюю Русь напала монголо-татарская орда.
По значению и масштабу экспозицию «Золото степных воинов» можно сравнить с прошедшей несколько лет назад в Милане выставкой «Золото скифов», после которой никто не имеет права говорить о скифах как о диких варварах, ибо каждый, кто там побывал, увидел собственными глазами, какой искусности и мастерства они достигли в золотом и ювелирном деле. Любопытно, что в Индии скифов называли «шаки», и у царевича Сиддхартхи, отрекшегося от царства, чтобы стать Буддой (Просветленным, Пробужденным), как бы «фамилией» является Шакамуни (или Сакамуни), т. е. принадлежащий к племени скифов. А разве не скифы считаются предками славян? И не говорил ли А. Блок, один за всех, живших и живущих: «Да, азиаты мы, да, скифы мы»? На вышеупомянутых повозках они прокатились тысячелетия назад по широкой украинской степи, которая, еще не знала, что она украинская, захватили Бактрию, дальше напали на парфянских правителей Ирана, а затем на греков, обосновавшихся на субконтиненте (Индии). В предгорьях Гималаев создали свое царство, не из последних, и лебединой песней их стало то, что за пятьсот лет до Христа они дали человечеству величайшего из его духовных учителей, чье учение не утратит своей актуальности, пока человек не станет совершенным. Кони их были быстрыми, а повозки легкими, что однако не мешало им делать в пути привалы столетия эдак на три-четыре, за которые они создавали свою культуру, насыпали курганы, а потом шли дальше, на Запад или в Индию, побуждаемые теми или иными печальными причинами (набегами соседей, высыханием рек). Ведь от добра добра не ищут.
К такого ряда выставкам как «Золото скифов» и «Золото степных воинов» относится и выставка «Золото Трои», она прошла в Москве в Музее Изобразителных искусств им. Пушкина в 1997 году. Впечатление от них очень похожее. Только Троянские сокровища окружены славой, которую создала им бессмертная поэма Гомера, помноженная на легендарное подвижничество нашедшего их Г. Шлимана, а другим такой славы не выпало. В остальном же ценность сокровищ на трех упомянутых выставках идентична, а экспонаты не лишены аналогий.
В Замке Буонконсильо древность соседствует с достижениями современной техники, что позволяет посмотреть видеофильмы по темам выставки. Правда, один из них, «Закат в степях», был снят Дж. Соломоном не на южно-русских просторах, а явно где-то на монгольско-азиатских. На открытии выставки выступал хор Миниполифонической школы г. Тренто.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *