Берик Джилкибаев. Не болит голова у деятелей

Еще с советских времен наши деятели науки, культуры и других сфер, связанных с материальной и духовной жизнью народа, каждое свое действие совершали по указанию сверху. Потому что инициатива в то суровое время была наказуема, и пока «гром не грянул, мужик не смел перекреститься». Сегодня, с обретением государственной независимости, появилась масса вопросов и даже проблем, которые ждут своего быстрого решения. Но, увы! Нет указаний свыше! Нет инструкций, программ, нет директивных рекомендаций из Центра, коим была Москва. А обращения к деятелям науки и культуры, не подкрепленные циркулярами с подробнейшими перечислениями пунктов, параграфов, статей, разделов и т.д., остаются «громом без дождя». Так случилось с вопросом о статусе казахского языка. Так обстоит дело с «официальным языком».
А на очереди еще один вопрос — какую алфавитную систему должен иметь государственный язык: кириллицу, латиницу или арабицу? Или еще какую-то? Исконные древние руны? Уйгурское древнее письмо? А может, монгольскую вертикальную вязь, которой оформлялись священные «пайзцы» Чингисхана? Есть от чего болеть головам. Пока на эту тему в прессе не появляется суждений, предложений, но это неминуемо произойдет, потому что арба не вечно будет стоять без движения. Как не хватает сегодня таких людей, как Ахмет Байтурсынов, Билял Сулеев – настоящих просветителей-патриотов, болеющих за народ, его культуру, образование, национальную самостоятельность и подлинную духовность. Интеллигенция первой четверти прошлого века не сумела реализовать свои планы, многое осталось в мечтах. Но то, что сделали отдельные представители – и сегодня остается весомым вкладом в казахскую национальную культуру. В частности, новый гражданский алфавит, предложенный Ахметом Байтурсыновым. Этот алфавит приобщал
широкие массы казахского народа к письменности, позволял читать тексты практически на всех тюркских языках, облегчал изучение других восточных языков – арабского,
персидского, урду, языков исламской Африки, от Судана до Магриба и дальше. В то же время реформированный алфавит был легким, доступным. Дети быстро овладели письменной формой родного языка.
Но практическая целесообразность – это только преддверие огромной идеи, арабица, как таковая, уже много веков объединяла на громадном культурном пространстве весь так называемый «мусульманский мир». Ликвидировать арабицу означало разорвать культурную связь с общим исламским мирозданием, оказаться в духовной изоляции, потерять прошлое и очутиться перед слепой стеной будущего.

И это произошло с народами Средней Азии и Казахстана. Переход на латиницу, а потом на кириллицу, сопровождаемый репрессиями против старшего поколения грамотных людей, привел к однобокому развитию национальных культур братских народов. Казахи, узбеки, туркмены, киргизы, азербайджанцы и многие другие перестали понимать письменные тексты. Появилась трагикомическая ситуация, когда книги узбекских или татарских писателей переводились на казахский и наоборот, вдумайтесь! Когда действовала арабица, ни о каких переводах не могло быть и речи. Алфавит позволял понимать лексику тюркоязычных народов без всякого словаря, действовала инвариантная семантика, не отягощенная вариантной огласовкой. Дело обстояло, грубо говоря. Как с современной китайской письменностью. Смысл иероглифов понятен и северянам-китайцам и танам, хотя произношение этих иероглифов и понимание на слух является очень трудным. Что говорить о великой арабоязычной и персоязычной поэзии? Несколько поколений казахов, да и других народов знали Руми, Джами, Саади, Омара Хайама по переводам на русский, зачастую с французского и иных иностранных языков. Только через русский язык стал возможен выход в огромный мир старинной восточной культуры. А кроме того, русификация привела к тому, что произведения восточных авторов в оригинале невозможно было достать. Даже в библиотеках эти произведения были большой редкостью.
С двадцать восьмого года наш народ читал и писал на реформированной латинице. Эта реформированная латиница являлась средством для домашнего пользования, в других странах этот алфавит понимали с трудом, а наши граждане тоже с трудом могли прочитать написанное по-бельгийски, по-испански, по-итальянски, по-шведски, по-фински и т.д. кого и что «объединила» латиница, введенная в тот год и продержавшаяся до 1943 года? Казахам приходилось изучать латиницу и кириллицу. Первая была союзно-государственным алфавитом, т.е. алфавитом внутри КазССР, а вторая – общесоюзным, т.е. для всего СССР. Латиницей мало кто пользовался в частной жизни. А старшее поколение общалось на арабице. И вот по прошествии многих лет появляется проблема перехода с кириллицы на другой алфавит. Наверное, это очередной «административный зуд», вызываемый примером соседнего Узбекистана. Там быстренько перешли на латиницу. Как это отражается на культурном самочувствии народа, трудно сказать.
Видимо преследовалась цель полностью отказаться от всего «русского». Но грамотные узбеки помнят арабицу и понимают огромную судьбоносную роль кириллицы. Понимают, чем чреват отказ от знания кириллицы – полня изоляция от современной культуры, науки, искусства. Знающих европейские языке в Узбекистане не так уж много, а доступ к прессе и нужной литературе ограничен до предела. Таковых, наверное, вовсе и нет. Как и у нас. Ладно, перейдем на латиницу. Что будем читать? На каком языке? Естественно, прежде всего, на родном казахском. Что, займемся переводом собственной литературы с кириллицы на латиницу? Какой абсурд! Вот где начинается головная боль. У народа, у простых рядовых граждан. Так что о латинице лучше всего забыть и оставить все как есть. Лучше не будет, а будет только хуже, как всегда было у нас со всякими реформами.
Надо учиться на своих и на чужих ошибках. Но, прежде всего, делать правильные выводы и не повторять ошибок. Нет худа без добра. Знание кириллицы – благо, еще не до конца понятое некоторыми нашими так называемыми «представителями элиты», пустившимися все «казахизировать». Знание латинского алфавита – благо, которое ожидается в будущем. Уроки иностранных европейских языков в школе должны обязательно проводиться. Но самое главное – нужно восстановить то, что было потеряно, вернее, отнято тиранией, мечтавшей весь СССР превратить в «Советский народ», в тирания ельцинского пошиба – в «россиян».
Нужно нам восстановить байтурсыновскую арабицу, внедрить ее в казахскую письменность. Это огромное благо находится сегодня в наших руках. Религиозная жизнь казаов-мусульман является широким руслом, по которому пойдет освоение арабицы, активное ее использование. Надо ориентироваться на примеры таких наций и народов, как евреи, армяне, грузины и многие другие, сохраняющие свой алфавит, свою письменность на протяжении веков и тысячелетий. Эмблема цивилизации – книга. Эмблема национальной духовности – книга, оформленная исконным национальным знаком – своим алфавитом – будь то латиница, кириллица, готический шрифт, древний иврит, арабица и т.д. потерять эту эмблему равносильно тому, как потерять национальное лицо цивилизованного народа.
Я не знаю, что думают наши «крутые деятели» по этому поводу, но пока, Слава Богу, голова у них об этом не болит… представители некоторых народов, даже оказавшись в тисках насильственной или вынужденной ассимиляции, сохраняли самое священное звено своей духовности – алфавит. Вспомним немецких евреев. Их считают носителями языка «идиш». Фактически – это немецкий язык с кое-какими особенностями в произношении и словоупотреблении. Но весь цимис («вся соль») в том, что употребляя этот «жаргон», немецкие евреи пользовались своим исконным древним алфавитом, с кое-какими дополнениями для звуков, которых нет в исконном еврейском — «иврите». Евреи сохранили священную духовную эмблему своей нации, и в то же время не выпали из культурного общеевропейского пространства, не оказались в самоизоляции, «культурном гетто». Вот такова мудрость гонимого народа.
Другой пример. В XIV веке на территорию Великого княжества Литовского были переселены или иммигрировали татары их южных краев. Сегодня их в Литве совсем немного, около 15 тысячи человек. На протяжении нескольких столетий они успели забыть свой язык, потеряли культурные связи с далекой Родиной. Но сохранили арабицу. Они использовали ее при общении, на этой системе написаны многие документы, деловые, священные тексты, язык был белорусским, польским, литовским, а алфавит -старинный «свой». Имея этот алфавит, они ощущали себя отдельным народом – татарами, а не поляками, литовцами, белорусами. Об этом удивительном факте написано в книге — А. К. Антонович «Белорусские тексты, писанные арабским письмом и их орфографическая система» Вильнус 1968. Таких примеров в истории много. И все они – свидетельство приверженности народов к материнскому языку и его исконной письменности. А сумеет ли народ сохранить свои святыни или нет – это как повезет…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *