Даниал Саари, Айгуль Адибаева, Скотт Спехр. Проблемы и перспективы развития партийных систем Казахстана и Туркменистана на современном этапе

Политические партии являются неотъемлемой частью конкурентоспособной политической системы. Их специально создают, чтобы представлять или оспаривать политическую власть. Политические партии являются посредниками и связующим звеном между правительством и гражданами, чьи интересы они и призваны представлять. Несмотря на то, что современные партии появились лишь в начале 19-го века, сегодня они распространены во всем мире. Более того, в классической политологии существует утверждение, что конкурентоспособные политические системы реже присутствуют в тех странах, где управление ведется недемократическими режимами. Данная концепция утверждает, что партийная конкурентоспособность является отличительным признаком свободной демократии: «Создание конкурентоспособной многопартийной системы является стержневым элементом демократизации в современных условиях» (Бёрч, 2006, 3).
Несмотря на то, что политические партии играют важную роль в конкурентоспособных демократических системах, они часто подвергаются чрезмерной критике и обвиняются в противопоставлении личного благосостояния общему. Такое случается в политически развитых демократических странах, и, безусловно, это действительно в отношении недемократических систем тоже, особенно по тому, как выдвигаются в них представители политической власти.

Многие ученые занимались классификацией партийных систем. Некоторые из них были сосредоточены на количественных показателях, другие обращали внимание на поведение в политическом процессе, режим, место и роль в политическом спектре, и так далее. Но независимо от типологии, используемой в той или иной стране, качество партийной системы находит свое отражение в динамике политической структуры, направлении ее развития, сфере свобод и ценностей, выраженных в стране, и в перспективах для ее политической модернизации. Кроме того, с момента создания ООН в октябре 1945 года начался процесс деколонизации, и, таким образом, появилось огромное количество новых независимых государств на политической карте, поэтому роль и масштабы политических партий резки возросли. Одним из результатов является то, что в странах Азии и Африки доминирующие партии возникали из национально-освободительных движений, которые первоначально были сосредоточены на получении независимости. По своей сути эти партии следовало бы рассматривать, как воплощение общенациональной воли (они и сами видели себя таковыми). Солидарность была необходима для достижения успеха в борьбе за независимость, но эта установка продолжила свое существование и после получения независимости. Любая оппозиция рассматривалась, как что-то сродни предательству. Личные амбиции крайне авторитарных людей (и их сторонников), которые возглавляли эту борьбу, были важным фактором в нежелании мириться с оппозицией. В результате, многие, если не большинство из этих новых государств со временем превратились в крайне авторитарные государства с однопартийной системой. СССР, разумеется, тоже был государством с однопартийной системой, где Коммунистическая партия являлась воплощением интересов революционного класса, и любая оппозиция рассматривалась, как явление, отражающее антиреволюционные тенденции. На западе считают, что в бывшем СССР однопартийная система постепенно привела к появлению «личной сети», которая имела гораздо большее значение, чем идеология в сохранении контроля над государством (Бёрч, 2006).
Сравнивая две политические системы соседних стран в Центральной Азии на примере Казахстана и Туркменистана, мы сможем проследить историю возникновения партий и партийных систем в данном регионе. Эти страны в большей степени представляют разные партийные системы. Согласно классификации партийных систем Мориса Дюверже (1954) Туркменистан в течение долгого времени имел однопартийную систему, где только одна партия пользовалась всеми привилегиями обладания государственной властью в стране и выдвижения своих кандидатов на выборах, тем самым, юридически устраняя все другие партии с политической арены. Отмеченное многими экспертами отсутствие нормативно-законодательной основы, определяющей функционирование партий, создание партий за рубежом или нелегальных оппозиционных групп в стране было типичной чертой политической системы Туркменистана. Такие результаты являются вполне характерными для государств с недемократическими режимами, где плюрализм является либо строго запрещенным, либо сильно ограниченным явлением. Однако, за последние два года законодательная база страны претерпела изменения, вследствие которых в республике появилась новая Партия промышленников и предпринимателей, а также изменения в партийном законодательстве и в основе создания многопартийности. Однако, некоторые наблюдатели выражают определенный скепсис в отношении новой партии, характеризуя ее, как очередную «пропрезидентскую» партию (Расов, 2013).
Казахстан, напротив, первоначально принял российскую модель ограниченного плюрализма, а затем, соответственно систему с одной доминирующей партией. Сделаем краткий исторический экскурс. В 1995 году в России насчитывалось 43 политических партий, выдвигавших своих кандидатов на парламентских выборах, при этом, Коммунистическая партия была крупнейшей из них на тот момент и наслаждалась 22% голосов. На выборах в марте 2008 года, «Единая Россия» получила 69,7% голосов, в то время как коммунисты оказались вторыми с 18% голосов.

Мы можем наблюдать аналогичное развитие политических партий в Республике Казахстан. До 1995 года на политической арене Казахстана существовало несколько партий: Народная партия сотрудничества Казахстана, Партия возрождения Казахстана, Аграрная партия Казахстана, Партия «Новое поколение», Демократическая партия Казахстана, Свободное движение Казахстана, Партия патриотов Казахстана, Партия «Отан», Партия «Азат», Коммунистическая партия и т.д. В 2000 году насчитывалось 15 официально зарегистрированных партий, функционировавших по всей стране.
В Туркменистане, с другой стороны, однопартийная система доминировала с самого начала без существенных изменений. Партийный аппарат коммунистов был использован в качестве каркаса для создания новой Демократической партии. Кроме того, партийное руководство в стране осталось абсолютно тем же самым, что и в советское время.
Казахстан в настоящее время имеет партийную систему с одной доминирующей партией, которая имеет руководящую позицию в политическом процессе страны, а роль мелких партий на данный момент не представляет собой вызова главенствующей партии. В ходе последних выборов партия НурОтан официально получила более 93% голосов, и, следовательно, является партией, представленной в парламенте Республики Казахстан абсолютным большинством. НурОтан была основана в 2007 году и уже насчитывала около миллиона членов партии. Позже НурОтан включил в свой состав политическую партию «Асар», Гражданскую партию, Аграрную партию и ряд других мелких партий.
Демократическая партия Туркменистана также занимает подавляющее большинство мест в законодательном органе этой страны. История доминирующей партии в Туркменистане, которая имела монополию на власть благодаря ликвидации всех остальных партий с политической арены является прямым отражением наследия СССР, приобретенного опыта партийной системы, когда КПСС контролировал всю территорию страны через ряд партийных учреждений, работавших на разных уровнях и охватывавших все элементы гражданского и политического общества, как например, комсомол, коммунистические профсоюзы, пионерские организации и т.д. Демократическая партия является официальной политической партией в Туркменистане. Она была создана сразу же после получения независимости государства 16 декабря 1991 года на первом Учредительном съезде путем реорганизации Коммунистической партии Туркменской ССР в Демократическую партию Республики Туркменистан. Члены бывшей Коммунистической партии стали автоматически членами Демократической партии. В своем выступлении на 4-м Пленуме Политического Совета первый президент Сапармурат Ниязов определил характер этой партии таким образом: «Нам нужна партия для укрепления независимости нашего Туркменистана. В то же время существует необходимость в сильной партии… Основное внимание должно быть сосредоточено на пропаганде просветительской работы, которая должна быть доведена до всех, что независимость Туркменистана — наша судьба, и судьба наших будущих поколений» (Мусаев, 1998). При распаде СССР, Сапармурат Ниязов, воспользовавшись ситуацией, провел последний Съезд Коммунистической партии, заявив о ее упразднении, и призвал бывших коммунистов вступить в Демократическую партию, которую он сам создал и возглавил. Примерно 50% бывших членов этой партии вошли в состав новой Демократической партии. Новые члены не были ни коммунистами, ни демократами, но людьми, получившими доступ к власти благодаря партийному механизму. Они представляли собой основную социально-политическую поддержку президента, которую он использовал для политических назначений, длившихся от полугода до года, а затем упразднял эти назначения, и делал то же самое с последующими новыми членами партии. Такие ротации имели первостепенное значение для деятельности новоиспеченной партии на тот период.
Демократическая партия Туркменистана до сих пор активно контролирует все сферы жизни в республике — политические, экономические, социальные, и культурные, — поддерживает доминирующую идеологию. Законодательная, исполнительная и судебная ветви государственной власти, в том числе на местном уровне, укомплектованы почти полностью за счет членов Демократической партии Туркменистана. Партия также регулирует деятельность общественных и политических движений, включающих в себя профсоюзы, молодежные объединения, творческие и другие общественные организации.

Таким образом, политическая система Туркменистана отнюдь не отражает демократический характер. Следует отметить, что с приходом к власти президента Гурбангулы Бердымухамедова в стране были заявлены реформы в политической и экономической областях, в том числе и демократизация политических институтов. Однако, эксперты продолжают наблюдать явную гегемонию государства над обществом, и сосредоточение всех правительственных полномочий в руках президента страны.
Партия НурОтан возникла из слияния различных политических партий: «Отан», «Асар», Аграрной партии и других. В основе этой партии была партия «Отан», которая впервые заявила о себе в 1992 году до проведения парламентских выборов в Казахстане. В январе 1992 года Сергей Терещенко, председатель движения «Общественное бюро для поддержки кандидатуры Нурсултана Назарбаева на пост Президента РК» основал партию, которая официально носила социал-демократический и парламентский характер под названием «Отан» (с казахского «отечество»). Позднее четыре про-правительственные партии: Демократическая партия, Партия национального единства Казахстана, Движение «Казахстан — 2030» и Либеральное движение объединились с партией «Отан». Наблюдатели опасались, что эта партия приведет к однопартийной системе, как в бывшем СССР, где единственная партия страны контролировала все сферы жизни, однако этого не произошло.
Тем не менее, уже в 2006 году на парламентских выборах партия НурОтан получила более 93% голосов — цифра достаточно весомая. Даже в России, в стране, которая всегда представлялась в качестве «модели», доля победившей партии в завершившихся выборах 2008 года была не столь высока. Тогда «Единая Россия» получила около 70% голосов. На выборах 2012 года доминирующая партия России получила еще меньше голосов, всего 63,6%. В случае России мы видим, что власть переходит из рук Владимира Путина к Дмитрию Медведеву, его преемнику, а затем снова к нему. В таких условиях многие западные эксперты указывают на появление двоевластия в стране или определенного политического тандема, где преемник продолжает проводить политику своего предшественника, чтобы вести страну в одном и том же политическом и социальном направлении, таким образом, сохраняя статус-кво. В Туркменистане, с другой стороны, Сапармурат Ниязов отклонил идею введения пожизненного срока для президента вначале, в конце концов, изменив свое мнение, стал пожизненным лидером своей страны. Его преемник Гурбангулы Бердымухаммедов продолжил этот тип персонализированного и централизованного контроля над политической властью.
Следует отметить, что такие системы совпадают с традициями восточного патернализма, который распространен во многих странах, являвшихся бывшими республиками СССР. Часть проблемы заключается том, что при однопартийной системе (какой была до недавнего времени система Туркменистана) все другие партии считаются незаконными, поскольку они являются (по определению) анти-системными. Более того, наследие коммунистической системы, безусловно, играет определяющую роль. Коммунистическая партия СССР была (официально) признана воплощением интересов «народа», и хотя это, возможно, было широко представлено (особенно к концу этого режима) фасадом для маскировки интересов «номенклатуры», тем не менее, эта партия не оставила альтернатив для дальнейшего политического развития в бывших советских республиках. Более того, после распада СССР не было никаких политических учреждений, которые могли бы предложить альтернативу высоко централизованной системе власти, характерной для бывшего Советского Союза. Было много институтов, которые пострадали в такой системе – это политические партии, группы интересов, социальные движения, и другие подобные учреждения – неотъемлемая часть гражданского общества. Иными словами, нет сомнений в том, что государства бывшего СССР не смогли полностью импортировать демократические ценности и стандарты западного мира, так как они связаны с наследием прошлого.
Существует, однако, различие между оппозициями в Республике Казахстан и Туркменистан. Из-за ограничений и крайне авторитарного режима в Туркменистане, оппозиция настолько слаба и не эффективна, что не может оспорить ни одно постановление правительства , в то время как в казахстанском случае, оппозиция недостаточно сильна, чтобы конкурировать с правящей партией на политической арене.
В заключении, можно отметить, что партийная политика в Казахстане перешла от однопартийной системы к системе с ограниченным плюрализмом, а затем к системе с одной доминирующей партией. Эволюция этого типа партии в некотором смысле идентична с партийными системами Индонезии и Индии. Партия НурОтан эволюционировала в доминирующую партию по примеру Партии Голкар в Индонезии и Партии Национального конгресса в Индии, что во многом отражает ответ на реальную угрозу внутреннему миру и стабильности, характеризующимися возможными этническими и религиозными разногласиями, внесшими свой вклад в большое количество конфликтов в малоразвитых странах, и в постсоветском мире тоже. Заявленная «управляемая демократия», как основа режима является временным, но необходимым этапом политического развития в Казахстане (см. Олкотт, 2005), что вполне подтверждает вышеизложенный тезис. Более того, в Казахстане партийная система с одной доминирующей партией объясняется необходимостью сохранения политических, экономических, социальных и культурных достижений страны в условиях сложного переходного периода. Именно такая политическая парадигма может гарантировать Казахстану успешное вхождение в список высокоразвитых стран, как заявлено в стратегии «Казахстан-2050».
Библиография
1. Kimmage, Daniel. “Kazakhstan: Nazarbayev Landslide Buries Future Problems”, Eurasia Insight, 8 December, 2005.
2. Birch, Sarah. “Electoral System Change in New Democracies” Presentation prepared for the Ontario Citizens Assembly, 11 November, 2006.
3. Marat, Erica. “Comparing Pro-Presidential Parties in Central Asia” The Central Asia Caucasus Institute Analyst 12/12/2007.
4. Duverger, Maurice. Political Parties: Their Organization and Activity in the Modern State (John Wiley, London 1954).
5. Olcott, Martha. Central Asia’s Second Chance (Carnegie Endowment for International Peace, Washington, D.C. 2005).
6. Sartori, Giovanni. Parties and Party Systems: A Framework for Analysis (Cambridge: Cambridge University Press, 1976).
7. Шеретов, Сергей. Новейшая история Казахстана (1985-2002 гг.), Издательство «Юрист» Алматы. 2003 г.
8. Мусаев О. Её создатель – великий Сапармурат Туркменбаши// Теория и политика Сапармурата Туркменбаши. – Ашгабат, 1998 г. – С.110-113.
9. Сапаров Н. Об особенностях «туркменской модели демократии»//Центральная Азия и Кавказ. – 2002. — №2. – С.252-260.
10. Наш Дом – «Отан». Новое поколение. 5 марта, 1999 г.
11. Мустафин Т. Политическое равенство и политическая справедливость в Казахстане. \\ Вестник КазГУ. Серия политология. — №1. – 1998 г.
12. Партия déjà vu. Деловая неделя. 5 марта, 1999 г.
13. Тасмагамбетов И.Н. Социально-политическое обновление Казахстана… – Алматы: IDK. 1996 г.
14. Классы, партии и политика в развивающихся странах Востока. – М.: Наука. 1985 г.
15. Федоров В.А. Эволюция авторитарных режимов на Востоке. – М.: Наука. 1992 г.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *