Хаким Омар. Дерево вечной жизни

1

Наш мир в постоянном движении. На волнах утилитаризма на огромной скорости он безоглядно мчится по прямой и, все больше ускоряясь, утрачивает способность определять ориентиры. Мир стремительно меняется, мир расширяется, рассыпается, дробится, как Вселенная… В этих раздвинутых пределах, напротив, человек сжимается, сужается его личное пространство, человек остается наедине с самим собой. Жизнь без ограничений, без обязательств приводит к опустошенности, к духовному оскудению. Чрезмерное внимание к себе, эгоизм притупляют естественные человеческие порывы сопереживания, соучастия в делах ближнего. Человек теряет способность наметить личную жизненную программу, испытывает ощущение бессилия, безысходности, опускает руки от совершенного отсутствия возможности каким-то образом повлиять на внешние обстоятельства. В наше время общество, отринув человека, живет само по себе, человек лишен инструмента адаптации к сложнейшим явлениям стремительно меняющегося окружения. Несоответствие между обществом (массой) и личностью порождает глубокие внутренние противоречия – расплывчатость общественного сознания и душевный дискомфорт человека. В этом беспредельном распаде мира кроется для человека самая большая угроза – мучительная неустроенность жизни, неопределенность социальной среды, отчужденность от происходящих процессов. Болезненная бес–присутственность.
Сегодня человек живет в обществе, где отсутствуют люди. Общество, потеряв способность слышать и видеть, не приемлет порывы человеческого духа. Одинокий человек всегда напоминает обществу о неприятии какой-то части общих устремлений и о тлеющей агрессии в сознании человека. Общество живет мыслью о возможной угрозе со стороны индивида, противопоставившего себя социуму. В глубоких недрах одиночества зреют самые антиестественные инстинкты, которые разрушают внутреннюю прочность личности. Не все выдерживают гнет одиночества, бесконечное томление отвергнутой души. Постоянное внутреннее напряжение велико, экстремальные «термодинамические» процессы, происходящие в голове человека, через какое-то время достигают точки кипения, и он начинает метаться в поисках выхода.

И тогда все зависит от темперамента личности, который решает, в какой мере и каким образом проявится сила выброса энергии. Кто-то еще больше замыкается в себе, даже пытается свести счеты с жизнью, кто-то берет в руки оружие и расстреливает намеченную группу людей или просто прохожих, громогласно указуя, что действие общества бумерангом возвращается к нему, что отвергнутый заставит о себе услышать. Для отчаявшегося уже безразлично, в какой форме это происходит. Вот почему в последнее время в информационных сводках западных стран, в особенности Америки, мы часто слышим о кровавых событиях, учиненных одиноким преступником. Истина в том, что если общество отвернулось от человека, то он вонзает нож в его спину.

Одиночество – тяжелое испытание. Кто-то остается один в силу жизненных
обстоятельств, а кто-то осознанно, чтобы испытать силу духа, сойдясь врукопашную с одиночеством. Но никто не может противостоять разрушительной силе одиночества, даже пророки после долгого уединения выходили к людям.
Приоритет индивидуальной свободы, ставший жизненным принципом европейской цивилизации, казалось, должен был вывести человека к новым горизонтам восприятия окружающего, чтобы по-новому истолковать концепцию жизни, преодолеть несовершенство прошлых установок. Но, к сожалению, этот ошибочный постулат привел к неожиданному результату – кризису индивидуума, к безмерной социальной меланхолии человека, а его неограниченная свобода превратилась в главную проблему – неспособность реально воспринимать действительность. Человек, оказавшись наедине с самим собой, испытал все тяготы отрешенности, отверженности. Он попал в лабиринт, в собственную ловушку.
Глобальный натиск западной цивилизации оставил глубокие следы и в нашем сознании, мы чуть не лишились своей фундаментальной основы – традиционной системы организации общества, основанной на базе кровных уз. Ее главное достижение – общественный дух, общинная солидарность.
«Европейцы замкнулись в себе, сбились с дороги и сбили других, – признается Хосе Ортега-и-Гассет, говоря о тупиковой ситуации европейского человека, оказавшегося в тисках сверхиндивидуализма, узкого эгоизма. – Эгоизм – заколдованный круг. Замкнутость. Жизнь – это выстрел в цель, движение к мишени. Цель – не само движение, не сама жизнь; цель – то, к чему я направил ее и что находится за ее пределами. Если я пожелаю двигаться только в ее пределах, эгоистически, я не продвинусь ни на шаг и не приду никуда – я буду кружить и кружить на одном месте. Это замкнутый круг, лабиринт, дорога в никуда, безвозвратный уход в себя!»
Мы прошли долгий путь, сохраняя изначальную парадигму: «предки – потомки». Наш образ жизни европейцы клеймили ярлыками: «устаревший», «отживший». Ствол могучего генеалогического древа, сколько бы ни пытались его срубить, произрастал с новой силой. На место отмиравшим или срубленным ветвям приходила молодая поросль. Родовое дерево выстояло, не угасло, не пало под ударами топора истории. Его жизнеспособность обрела новые импульсы и дала толчок непрерывному росту и расцвету, ярким свидетельством которого является его нынешняя пышная, густая крона. Ни развитые классовые отношения, ни радикальные идеологические системы, ни бюрократические механизмы государства не смогли вытеснить родовых традиций. И сегодня в эпоху глубоких перемен в социальной жизни, когда маховик глобализации, стремительно вращаясь, обрушивая лавину волн, нещадно отрывает, поднимает с родных мест людей и уносит в неведомые края, притяжение генеалогического родства не ослабевает. Этот извечный инстинкт присутствует в казахах в любую эпоху, в любом месте, как вечное Синее Небо над землей.
Некоторые современные социологи, философы, историки и др. из своего кабинетного угла не устают говорить об архаичности традиционного социокультурного уклада, где преобладают родовое миросознание и клановая организация общества, клеймят образ жизни, соотнося его с отжившими формами прошлого, называют устаревшим анохранизмом, не расположенным к интеграционным процессам современной жизни, заявляют, что ему нет места в проекте нового жизнеустройства. Однако эти «пережитки родового строя» выработали мощный механизм защиты; так живой организм при неблагоприятных условиях впадает в состояние, когда жизненные процессы резко замедляются, что называется анабиозом, и потом, пережив трудное время, вступает в нормальный цикл развития.
Сколько бы зима ни была долгой, приходит весна и пробуждает семя, затаившееся под теплым покровом земли. Земля питает, растит его, способствует размножению живого организма, и даже каменные панцири дорог не способны удержать натиск жизненной энергии. Растения, прорастая через щели вымощенных дорог, утверждают неодолимую силу и вечное торжество жизни. Точно так же не удалось искоренить родовое сознание. Оно затаилось и терпеливо ждало, проглядывая сквозь щели несовершенного, инертного общества, и вопреки всему сегодня демонстрирует удивительную жизнеспособность, утверждая вечные ценности человеческой жизни, – так дерево прорастает через расщелину камней, раздвигая тяжелую массу твердой породы, как бы заявляя миру, что никакие препятствия не смогут удержать порывы жизни. Сегодня очевидно, что родовая система далеко не исчерпала свои возможности в социальной организации общества. Это сильная структура, мощь которой кроется в кровных связях, где каждый член рода ощущает силу притяжения, неудержимое влечение друг к другу. Импульсы сообщаются одним источником – единым предком, объединяющим всех. Их связывает одна родовая биография, одна материальная основа – родовые земельные владения, где застыли безмолвные могилы предков – вечные дозорные родной земли. Род, разрастаясь в людях и поколениях, своим живым присутствием доказывает жизнеспособность, право не только на существование, но и на преображение, на решение проблем социальной структуры сегодняшнего общества.
Человек в индифферентном обществе остается с самим собой, со своими нерешенными проблемами. Несовершенное общество лишено возможности в полной мере удовлетворить социальные потребности в силу отсутствия единого объединяющего фактора.
В чем отличие родовой общины от индифферентного общества? Первая обладает «взглядом изнутри» и всегда испытывает тревогу, ощущая проникновение взгляда со стороны. В ней всегда присутствует боязнь «уронить лицо», в то время как второе совершенно лишено такого зрительного восприятия и ощущения, оно более свободно от влияния мнений и не испытывает особого беспокойства по поводу своего имиджа.
Род обладает глубоким внутренним образом, в котором, по его представлению, почти нет изъянов. Проецируя вымышленный идеал, он всегда видит свое отличие, свое превосходство, которым очень дорожит. Эта способность воспринимать себя иным, чем ты есть на самом деле – особый родовой взгляд, самобытная концепция и своеобразный код жизни. Примечательный факт: каждый казах, к какому бы роду ни принадлежал, гордится происхождением и считает себя первым среди равных. Особое отношение к себе, более того – любовь к себе, убежденность в генетическом превосходстве, возведенная в этнический императив, – особая черта казаха, которая отличает его от других. Это необычное качество, видимо, имеет глубокие корни, опосредующие прямое генетическое родство с представлениями древних властителей мира – гуннов и тюрков, получивших власть от Неба, обладавших особой «небесной харизмой (кут, тэнгри кут)» . Это ощущение, восприятие воли и света Неба в себе, возможно, самое лучшее и важное из того, что имеет казах, ибо ничего так не возвышает, как осознание единства с Синим Небом.
На сохранение и углубление родового престижа члены рода направляют все силы и энергию. Каждый род имеет идентификационную характеристику, свою отличительную черту, индивидуальный портрет. В системе восприятия ценностей родового общества «родовой признак» является и остается важным индикатором его особенности, инаковости, и каждый представитель очень дорожит достоинствами своего рода. В его представлении они абсолютны и выгодно отличают от других.
«Как известно, в традиционном общественном сознании противопоставления «свои – чужие» было чрезвычайно значимым, ибо оно отражало исконно присущее человеку стремление к самоопределению, выделению себе подобных, но иных», – утверждают авторы книги «Традиционное мировоззрение тюрков Южной Сибири. Знак и Ритуал» . Между родами всегда существует чувство соперничества, которое проявляется в спортивных, поэтических состязаниях, на праздничных или ритуальных мероприятиях. В этой здоровой конкуренции совершенно отсутствуют негативные элементы агрессии, враждебности. Способность и возможность – вот две пирамиды, куда направляют свою энергетику все члены рода, чтобы из множества частей собрать, сложить образ недосягаемой вершины – знак особой гордости и достижения перед другими. Это прекрасный пример корпоративной сплоченности, мощный фактор, объединяющий людей, позволяющий действовать всем в едином порыве, когда каждый член рода или общины ощущает себя частью единого целого, когда главный стимул – здоровая конкуренция, мощный двигатель развития общества, который ускоряет консолидационные импульсы во имя достижения общей цели.
Общество не может не считаться с важным фактором, объединяющим людей воедино, с центростремительной силой – устойчивыми кровнородственными связями, кровной близостью. Рода, пронесшие свои имена через века, не растеряли самоорганизующиеся механизмы, мобилизационные возможности. Но сегодня, когда современное человеческое общество переживает глубокий кризис, когда власть, высвободившись от тягот и обязательств общества, направила усилия на процветание и благоденствие узкой группы, интересы которой базируются на логике кланово-семейных отношений, главным объединяющим фактором является не кровнородственная связь, а личная преданность каждого члена группы своему лидеру. Власть, узурпированная одним человеком, единоличный произвол, творимый одной личностью или группой, вселяют в души людей отчаяние и недоверие, приводя к пассивности и безразличию общества. Игнорирование приоритета общего мнения и интересов большинства породили всеобщий скепсис к законодательным, судопроизводственным и государственным органам. Эта «элита», совершенно не считаясь ни с кем и ни с чем, не церемонясь с окружением, ловко устраивает свою жизнь и увеличивает личное благосостояние. Общество, ввергнутое в пассивное состояние, не способно обуздать натиск неимоверной корысти. Постоянные откаты общества нивелируются, прикрываются красивыми футуристическими пейзажами, абстрактными картинами, словесной риторикой: «Завтра будет лучше» и т.п. Дремлющий здоровый инстинкт нации ждет часа пробуждения, когда народ встанет с колен и сбросит недостойную ношу. Сегодня очевидный факт – реальное существование «большой семьи», «могущественного клана» и т.п. не только у нас, но и во многих развитых государствах, где институциональные процессы в основном регулируются нормами гражданского общества. Этой маленькой группе удается выгодно использовать в своих личных, корыстных интересах функционально-организационные механизмы родственных отношении. Они далеки от устремлений и идеалов рода, который во главу угла ставит благоденствие и процветание всех членов. Четкое осознание, что из всех форм организации наиболее устойчивыми и надежными являются кровнородственные связи, позволяет им лицемерно и цинично использовать в своих целях преимущественные особенности такого объединения, хотя некоторые из них со своим лидером не связаны общностью происхождения. Не случайно, отношение родства как структурная основа социальной организации, как наиболее эффективная форма управления общества, идеологическая основа консолидационных устремлений, стало предметом манипуляции узкого круга псевдородственных людей, стремящихся взять контроль над ключевыми ресурсами государства – политическими и материальными.
Модель большой семьи строится на принципах организации структуры рода, в котором связи между людьми характеризуются высоким уровнем сплоченности, внутренней прочностью и строгими правилами иерархического соподчинения. Однако эти псевдородственные кланы существуют, пока их верхушка держат власть, и распадаются, когда они лишаются права повелевать. Не случайно коррупционные группы, осознавшие преимущественные особенности родовой модели, выстраивают отношения по принципу кровнородственных связей, чтобы почерпнуть максимум выгоды для укрепления своего положения. Но в данном случае мы видим пример узкопрактической, примитивно-вульгарной формы отношений.
В так называемом «новом времени» архаическая модель родового уклада не превратилась в реликт доцивилизационного прошлого, а проявляет гибкость и жизнеспособность и примеряется к вызовам времени. Вывод один – родовая система интегрируется в современное общество и на фоне общего кризиса гражданского общества приобретает большую востребованность и актуальность. Мы все больше и больше убеждаемся, что игнорировать родовой фактор и делать вид, что его нет, – то же самое, что не считаться с действительностью. Родовые отношения существуют, хотя лишены экономической основы, не связаны с производственными процессами. И сегодня, прорастая из глубин сознания, они заявляют о своих правах. Придет время, когда идеалы западного либерального пути уйдут в прошлое. И наступит пора прозрения, казах вступит на путь поиска и обретения самоидентификации, главным фактором его выживания и спасения станет сохранение этнической модели и этнических особенностей. Человеческие проблемы будут решать не только государственные бюрократические ведомства, но и сами люди, объединенные общей идеей родства. Великая идея единения ведет к созданию коллективного будущего, к построению нового типа общественной жизни, направленного на достижение общего благоденствия и счастья.
Человек всегда старался создавать себе условия. Идеальным воплощением устремлений казаха является общество близких людей, родственников. Это объединение, связанное кровнородственными отношениями, упорядочивает мир казаха, делает его жизнь более комфортным и содержательным, ибо только одно вечно под Синим Небом – продление рода, возобновление и продолжение жизни в будущих поколениях. Традиционный род может стать мобильной группой в социальной структуре, мгновенно реагирующий на проблемы общества. Современному казахскому обществу, которое еще сохраняет родовые признаки, нет никаких причин отказаться от своих родовых ценностей, мировоззрения, стиля жизни, его потенциал еще не исчерпан, и он способен воплотить свои идеалы в новом гражданском обществе. Родовой сегмент, сыгравший выдающуюся роль в становлении казахов, и сегодня способен вдохнуть жизнь в тело нации и при условии свободного развития и гармоничного сосуществования с гражданским обществом внести весомый вклад в демографию и моральное состояние нации.
Род – биосоциальный организм с мощным жизнеспособным потенциалом, с четким внутренним саморегулирующим механизмом. Его способность к самоорганизации – важнейший аспект всестороннего развития. Родовая структура как особая организация, объединенная общностью происхождения, с четко организованным внутренним порядком, со своей морально-этической базой, с мировоззренческой концепцией, обладающая высоким уровнем социальной мобильности, может принять самое активное участие в решении важнейших проблем государства
* * *

Мы сегодня должны жить без отчаяния и слез сирот, без печали и тоски вдов, без метаний молодежи в безнадежных поисках работы, без их тяжких испытаний и душевных переломов от невостребованности и неустроенности, без унижения стариков, большинство из которых не могут свести концы с концами, лишены элементарной социальной защиты, без матерей – одиночек, отдающих свою безраздельную любовь своим детям, пребывающих наедине с тревогой и бессилием из-за невозможности уравновесить спокойствие ребенка в семье без мужской половины, без новорожденных, выбравшиеся из нутра матери и уже оказавшихся на улице в числе бездомных, без рожениц, из-за бездарности медицинского персонала родивших молчаливый, холодный плод, не встревоживший окружающих радостным криком, возвещающим миру о новой жизни, и лишенных надежды испытать счастье материнства, без женщин, отдающих свое тело без любви, без женщины, перерезавшей пуповину с родной землей, избравшей долю жены (наложницы) чужеземца из-за лучшей жизни, без горестного, недоверчивого взгляда исподлобья бомжей у мусорных баков, без страдания от безмерной меланхолии одинокого человека, отвергнутого обществом, без умопомрачения от блеска богатства, без идолопоклонства и бессмысленной гонки за деньгами.
Эгоизм – вот подлинный враг, который находится внутри каждого отдельного человека. Победа над самим собой – вот истинная победа! Мы должны стремиться к богатству, которое делает счастливыми всех. Процветание, улучшение благосостояния всех есть высшее общественное благо. В осуществлении этого великого проекта немаловажную роль может сыграть и родовой сегмент общества. Невозможно представить единство без противоположностей – наступило время примирения идей и возможности сосуществования общественных моделей, что на самом деле практикуется в некоторых странах. Наша родовая самобытность выдержала натиск идеологических систем, удары непродуманных реформ, пережила приговоры об архаичности родового социума и его кончине, вынесенные учеными с европоцентристским уклоном. Но вопреки всему он существует и живет, ощущает себя составной частью единого. Любой род не мог мыслить свое существование вне общества, вне единого этноса. Род – живой орган, который не может функционировать без взаимодействия с другими. Несмотря на гетерогенность, неоднородную среду, казахские рода обладают высоким уровнем национального самосознания. Родовая структура как цельная организация, объединенная общностью происхождения, с четко организованным внутренним порядком, морально-этическим поведенческим характером, с повышенным уровнем социальной ответственности, обладающая мощными консолидационными импульсами, способна возродить в новом обществе традиционные нормы социальной жизни – взаимопомощь, ощущение единства, общности людей и приоритет общественных ценностей.
В работе «Записки о судебной реформе» Чокан Валиханов с болью и отчаянием писал о вреде «ненужных», навязанных извне моделей, процесса унификации, жесткого централизованного управления со стороны метрополии, внедрения порядка, не вписывающегося в контекст национальной идеологии, и образа жизни, который разрушает нашу национальную основу и прочность. Мы всегда должны помнить слова великого ученого. Он думал о судьбе и будущем казахов, оставив завет: «В наше время самым важным и близким для народа считаются реформы экономические и социальные, прямо касающиеся насущных нужд народа, а реформы политические допускаются как средства для проведения нужных экономических форм, ибо каждый человек отдельно и все человечество коллективно стремится в развитии своем к одной конечной цели – улучшению своего материального благосостояния, и в этом заключается так называемый прогресс. С этой точки зрения полезны только те реформы, которые способствуют улучшению быта человека, и вредны те, которые почему-либо мешают достижению этой цели. Всякая реформа, имеющая целью общественное благосостояние, тогда только может достигнуть предположенной цели, не подвергаясь разным случайностям, когда известны общественные нужды и средства… Реформы же насильственные, привитые, основанные на отвлеченных теориях или же взятые из жизни другого народа, составляли до сих пор для человечества величайшее бедствие» .

* * *

Человек издревле мечтал соединить небо с землей, возвысить свои дела и вознести свои мысли до неба. Вавилонская башня одна из свидетельств человеческой дерзости и непокорности. «Башня высотою до небес» стала символом человеческой необузданности, высокомерия и, к большому сожалению, разногласия с богом и в конечном счете эти усилия обернулись поражением – изгнанием человека (вторым, после изгнания из рая, следует сказать, самым тяжелым) из сообщества,2 потерей одного языка – исторической основы, объединявшей всех людей земли.
Каждый народ, вглядываясь в безграничную синеву Неба, пытался прочитать знаки своей судьбы. Осознание необъятности космического пространства и бесконечности времени, и бессилия человека перед вечностью, приводит к поискам преодоления силы ограничения, к объединению общих усилий, чтобы противостоять забвению, обрести возможность увековечить свое имя в веках.
Вавилонская башня – памятник краха идей общих человеческих устремлений и надежды обрести бессмертие, это предупреждение, что целостность человечества не в языке, а в согласии с богом, ибо ничего не происходит на земле без одобрения бога.
В космологических представлениях казахов в центре мироздания стоит огромное дерево – Алып Байтерек, в нем воплощена цельность, состоящая из трех равновеликих частей. Мировое дерево выражает идею триединства, оно, возможно, демонстрирует извечную модель жизни – временну́ю вертикаль трех поколении, их непрерывное единство и непреходящую ценность кровного родства.
Алып Байтерек (мировое дерево, родовое дерево) высотою до небес – это знак благоволения Тенгри, единения с богом. Его устремленный к небу мощный ствол – воплощение вечного торжества жизни над быстротечностью времени и кратковременности человеческого бытия.
Родовое дерево стоит твердо на земле, наперекор силе притяжения поднимается ввысь, верхушкой касаясь Синего Неба. Дерево возвышается над суетностью, непостоянством, текучестью мира, наделенное завидной жизненной энергией, все больше разрастаясь, расширяет пределы человеческого бытия, рассекая волны Времени, раздвигает границы человеческой жизни.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *