Зитта Султанбаева – Ауэзхан КОДАР: Послесловие к юбилею

— Как прошел 15-летний юбилей вашего издания?
— Я долго думал, где его провести? Можно было бы в Национальной библиотеке, но мне никак не удавалось связаться с ее руководством. Недолго думая я договорился с нашим Союзом писателей, но тут друзья мне посоветовали одну шикарную галерею и познакомили с ее владельцем, Муратом Кудайбергеновым. Его предком был Маман Турысбеков, когда-то богатый казахский меценат, создатель просветительской сети «Мамания», а Мурат с женой Гульнур открыли недавно галерею «Арт-Самал», где выставлялись творения современных художников. Так в их жизни сошлись история и современность, но ведь и наш «Тамыр» — это Казахстан в разрезе истории и современности. Сомнений не оставалось, концепция места проведения нарисовалась сама и я принял приглашение владельца галереи. Еще при создании журнала, в 1999 г., я заметил что иногда процессы надо пускать на самотек и в результате окажется, что это лучший выбор. Так случилось и с юбилеем «Тамыра» в галерее «Арт-Самал». Когда мы приехали в ней было полно народу, что называется, яблоку негде упасть. Я тут же дал интервью телеканалу «Білім және мәдениет», были еще какие-то каналы. Потом меня пригласили к столу Президиума. Там уже сидели декан факультета философии и политологии КазНу им. Аль Фарби, доктор философских наук Алия Массалимова, директор Фараби-центра при КазНу, доктор философских наук Жакип Алтаев – председатель жюри международной премии «Алтын асык» и наш почетный гость из Петербурга, всемирно известный философ Алексей Алексеевич Грякалов. Под аплодисменты я сел за стол и объявил юбилейное заседание открытым. Зал поддержал меня бурными аплодисментами.

— С какими итогами встретил главный редактор и идеолог «Тамыра» 15-летний юбилей своего детища?
— Они подведены в моем докладе. Еще когда я создавал журнал думал, что у нас в республике не так много интеллектуалов. Я хоть и задумал чисто культурологическое издание понимал, что эта дисциплина у нас только создается и потому уделил внимание и истории, и литературе, и современному искусству, и публицистике в сфере культуры. То же самое касается и концепции журнала. Слово тамыр имеет три значения и потому журнал у нас – три в одном. Это русско-казахское издание в эпоху глобализации. Мне было очень важно идти в ногу со временем, когда все преграды были сняты, все занавесы отброшены и вместо бытия-в-себе наступило время бытия-в-мире. Кстати, и тогда, и сейчас это было важно не только для нас, казахов. Вот как писал об этом российский философ Даниэль Орлов: «В России так и не сформировалось самосознание в аспекте всеобщего, которое является конститутивным моментом субъекта как такового, без привходящих признаков почвы и крови. К примеру, что лежало в основании акта cogito у Декарта? Наверное, вовсе не то, что француз решил задуматься над судьбой Франции. Я хочу сказать, что новоевропейский субъект никогда бы не возник, если бы мышление предварительно не было детерриториализовано, потому что в таком случае оно никогда не смогло бы вступить в горизонт бытия и попытаться разделить его судьбу. В нашем случае мысль оставалась жестко территориальной, вместо субъекта, мыслящего о бытии, имел место русский человек, пытавшийся осмыслить судьбы России. Поэтому даже в культурном отношении наша принадлежность к европейской цивилизации продолжает оставаться крайне проблематичной».
В этом отношении мы недалеко ушли от России. Мы в массе своей никак не перейдем к чисто философским вопросам, зато у нас до сих пор довлеет исторический дискурс: кто мы, откуда, куда идем, т.е. мы до сих пор в оковах этноисторического сознания, как будто не может быть сознания индивидуального? Однако еще в 80-х годах известный казахский писатель Аскар Сулейменов полагал, что без привязки к бытию-в-мире не может быть современного казаха. В сборнике «Мысли вразброс» он так писал об этом: «Казахская нация, тюркская нация, исламская нация, мировая нация – если из этих нет хотя бы одной составляющей, то и все остальные ущербны». Вот и мы, создавая журнал, думали, что для настоящего развития нации важен отнюдь не национализм, а вхождение в современные контексты глобализированного мира. Так что же у нас получилось за эти 15 лет? Мы провели статистический анализ и вот что у нас вышло.
Авторов – 262, философско-культурологических произведений – 205, переводов – 55,
прозы – 56, поэзии – 88, публицистики – 76, искусствоведения – 45, истории – 86,
творчества молодых – 32.
Во-первых, сложился костяк преданных авторов «Тамыра», во-вторых, культурологическое направление стало перевешивать историческое, погружение в философию – публицистику. Удалось силами своих переводчиков поднять на достаточный уровень переводы философской классики – в основном – Западной, но местами и – Восточной. Кроме того, надо заметить, что статьи по искусствоведению были больше посвящены современному искусству, чем другим жанрам. Надо также сказать, что журнал способствовал реальному продвижению своих авторов в прозе и поэзии. Особенно показательно в этом отношении продвижение творчества писателя Аслана Жаксылыкова. Он начинал у нас с «Тетради в желтой обложке», в результате она выросла в тетралогию «Сны окаянных», которая вышла отдельным изданием. Мы первыми опубликовали в нашем журнале роман-травелог российского писателя Сергея Кибальника «Поверх Фрикантрии» и уже потом она вышла в Петербурге, где живет ее автор. Другое случилось с творчеством писателя Хакима Омара. Он сам выпустил свой сборник рассказов и эссе «Демп», но только после обсуждения его на страницах «Тамыра» лучшими культурологами страны, он получил свою должную высокую оценку и стал известен в литературном кругу. Мы, пожалуй, первый журнал в Казахстане, который не столько использовал авторов, сколько способствовал их продвижению. С этой целью я создал свой интеллектуальный клуб на заседаниях которого обсуждалось творчество таких писателей как Сергей Кибальник, Берик Джилкибаев, Аслан Жаксылыков, Утежан Нургалиев, философов Бекета Нуржанова и Жаната Баймухаметова. Все это было снято на видео, освещалось в новостных выпусках «Хабара», обсуждалось в печати. А в день юбилея журнала почти все они были награждены международной премией «Золотой асык», учрежденной редакцией журнала и нашим учредителем ассоциацией «Золотой век».
— Кто оказался в числе награжденных?
— Прежде всего, это наш гость из России – философ Алексей Грякалов. Мы с ним сотрудничаем с 2008 года, он опубликовался у нас в 12 номерах, в 2011 году способствовал международной презентации «Тамыра» в Москве. Надо признать, что и без нас он – крупный философ, участвовавший во многих мировых форумах по философии, директор Института современной философии в СПБГУ им. Герцена. Если, допустим, в дихотомии время – пространство, Хайдеггер во главу ставит время, то Грякалов – пространство. Впрочем, давайте по порядку:
Ассоциация по экологии культуры народов «Казахстана» «Золотой век»
Журнал «Тамыр»: философия, культура, искусство
НАГРАЖДАЕТ
МЕЖДУНАРОДНОЙ ПРЕМИЕЙ «ЗОЛОТОЙ АСЫК»
в номинация ФИЛОСОФИЯ

философа Алексея Алексеевича ГРЯКАЛОВА (Россия)
за серию философских статей, обосновывающих философию «гения места», где акцент переносится со времени, на пространство, рождающее ту или иную традицию мысли. Вместе с тем в статьях про аутизм, неопределенность он сам и осваивает это пространство для современной российской философии. Иными словами, философу, как хранителю места.
В номинации КУЛЬТУРОЛОГИЯ
Ауэзхана Абдирамановича КОДАРА за разнообразные публикации на русском и казахском языках и переводы с этих языков за период с 1999 по 2014 гг.
В номинации КУЛЬТУРОЛОГИЯ
Жаната Халеловича БАЙМУХАМЕТОВА за многочисленные статьи и философские переводы, а также за исследования по философии М. Хайдеггера.
В номинации КУЛЬТУРОЛОГИЯ
Едиге Даригуловича ТУРСУНОВА за замечательные публикации в журнале и огромный вклад в казахстанскую фольклористику.
в номинации КУЛЬТУРОЛОГИЯ
Оралтай Шингыстаевича Билялова за серьезный вклад в изучение казахской национальной религии – веры в Тэнгри
в номинации ПОЭЗИЯ
Павла КАТОРГИНА за подборки стихотворений инновационного характера и за поэтический сборник «28»
В номинации ПОЭЗИЯ
Мурата УАЛИ за подборки стихотворений с тюркским национальным колоритом и поэтический сборник «Тюркские мотивы»
В номинации ПРОЗА
Бахыта Шукуроллаевича КЕНЖЕЕВА за книгу «Обрезание пасынков», где глазами мальчика показана советская действительность, страшная по своей внутренней сути, но внешне самая обычная, где, тем не менее, не может быть полноценных людей, все – пасынки, лишенные возможности производить собственных детей.
В номинации ПРОЗА
писателя Аслана Жамельевича ЖАКСЫЛЫКОВА за тетралогию «Сны окаянных», где через метаморфозы своих героев автор показывает связь всего со всем и ценность человеческой жизни в мире, стоящем на грани вселенской антропологической катастрофы.
В номинации ПРОЗА
Хакима Нурлановича ОМАРА за книгу «Демб», куда вошли рассказы с острой тревогой за национальное бытие казахов, написанные как раз перед декабрьским восстанием казахской молодежи 1986 года.
В номинации СОВРЕМЕННОЕ ИСКУССТВО
Валерию Валентиновну ИБРАЕВУ за огромный вклад в развитие современного искусства в Казахстане, выразившийся в международном успехе казахстанского современного искусства и появлении дерзкой генерации художников-актуалистов.
В номинации СОВРЕМЕННОЕ ИСКУССТВО
Зитту СУЛТАНБАЕВУ и Абликима АКМУЛЛАЕВА за серию перформансов и видеарта за рубежом и в Казахстане. В особенности за перформанс «Мисс Азия», впервые показанном на выставке «Nomad’s Lands” в Доме мировых культур. Берлин. Германия.
В номинации ИСТОРИЯ
Алишера Кемалевича АКИШЕВА за перевод, комментарии и публикацию пехлевийского апокрифического памятника «Арта Вираз-намаг» и ряд публикаций по сакскому митраизму.
в номинации ПУБЛИЦИСТИКА
Тауке Анесовича АЛТЫНБЕКОВА за актуальную статью об ЭКСПО-2017 и серию исторической эссеистики.
В номинации ГЕНДЕР
Ирину Анатольевну ЖЕРЕБКИНУ в своих трудах превратившую историю андеграундной советской мысли как в предгендерную проблематику на постсоветском пространстве.
В номинации ГЕНДЕР
Замзу Муташовну КОДАР за организацию конференций и круглых столов по гендерной проблематике и публикации с национальным гендерным колоритом.
В номинации АКАДЕМИЧЕСКИЙ И ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ПЕРЕВОД
Берика Магисовича ДЖИЛКИБАЕВА за перевод на русский язык «Пьяного корабля» Артюра Рембо и айтыса Биржан-сала и Сары, эпоса «Кобланды», «Кулагера» Ильяса Жансугурова, сборника прозы Немата Келимбетова «Река жизни», стихотворений Нурлана Оразалина с казахского языка.
В номинации АКАДЕМИЧЕСКИЙ И ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ПЕРЕВОД
Игоря Борисовича ПОЛУЯХТОВА за перевод на русский язык полного собрания сочинений Томаса Элиота.
В номинации АКАДЕМИЧЕСКИЙ И ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ПЕРЕВОД
Бекета Галымжановича НУРЖАНОВА за перевод на русский и казахский языки «Фатальных стратегий» Жана Бодрийяра и «Тысяча плато» Жиля Делёза и Феликса Гваттари.
Авторов казахского отдела мы наградили в следующем порядке:
В номинации ПРОЗА – писателя Асылбека Ихсана за экспериментальное творчество в модернистско-национальном стиле.
В номинации КУЛЬТУРОЛОГИЯ И ПРОЗА — Айгуль Кемельбаеву за эссеистику на казахском языке и рассказы в глубоко национальном стиле.
В номинации ПОЭЗИЯ — Утежана Нургалиева за стихотворные публикации в журнале и за посмертно изданный двухтомник философских стихотворений.
В номинации ПОЭЗИЯ — Асылзат Арыстанбек за могучий дух привнесенный ею в женскую поэзию и за стихотворение, посвященное трагическому положению на Украине.
В номинации академический и художественный перевод — Кенжебая Ахметова за стихотворные публикации в журнале и за перевод «Божественной комедии» Данте, а также «Декамерона» Бокаччо на казахский язык.
В той же номинации — украинских авторов Сергея Дзюбу и Татьяну Дзюбу за их переводной сборник на казахском языке «Последнее кочевье любви».
В той же номинации — Марию Арынову за прямой перевод с французского языка на казахский рассказов популярной писательницы Анны Гавальды.
И, конечно же, в номинации БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОСТЬ, мы наградили Германа Каримовича НУРБАЕВА за многолетнюю финансовую поддержку журнала и чуткое отношение к его культурной политике.

— Что ( кто) представляет собой фонд «Золотой век»?
— Не фонд, а ассоциация по экологии культуры народов Казахстана. Мы ее создали в 1994 году, за 5 лет до открытия журнала. Тогда культура была вообще в развале. Даже библиотеки в райцентрах стали закрываться. Я понимал, что наступает эпоха дикого рынка, но думал, что тем бережнее надо относиться в культуре. Все ее институции потихоньку закрывались или плохо функционировали и она (культура) осталась только в своих носителях. Вот мы и решили собираться и обсуждать проблемы культуры. У нас даже в Уставе написано, что ассоциация создана для переоценки ценностей в казахстанской культуре. Одной из грандиозных наших акций стал мой перевод Абая. По существу в моем переводе и комментариях он предстал чуть ли не европейским поэтом и это в тот момент, когда из него хотели сделать восточного шаира. Меня уже в те годы (а мой перевод Абая вышел в 1996 году) хотели в Союзе писателей выдвигать на международную премию «Алаш», но моя жесткая публицистика и бескомпромиссность отпугнули от меня моих «благодетелей». Зато к тому времени у нас открылся фонд Сороса и мы почти год за годом стали выигрывать гранты. Так, в 1998 году мы провели международную конференцию «Культурные контексты Казахстана: история и современность», которая подвергла ревизии многое из ценностей казахстанской культуры тех лет. Кстати, мы выступили против модной тогда теории Мурада Аджи о тенгрианстве. Дело в том, что он намешал туда порой не совпадающие культы такие как митраизм, христианство и все это преподносил как тенгрианство. Мы пригласили как гостя самого Аджи и дискуссия получилась острейшей. А в 1999 году я стал членом правления международного фонда Сорос-Казахстан и уже подумывал о создании культурологического издания. Но об этом мы уже говорили в интервью сайту «Матрицаkz».
— Как возникла идея сделать символом «Золотой Асык»? Какие ассоциации вкладывали вы и авторы символа в эту награду? Неподготовленному зрителю приходят в голову разные мысли и образы. Ведь интеллигентам, блестящим умам, на которых вы ориентировались, выпадает при «раздаче слонов» весьма скромная доля и, как правило, они остаются не отмеченными и не замеченными в родном отечестве. Когда то существовала премия «Тарлан» , учрежденная казахскими бизнесменами,существует до сих пор Госпрепремия, но, увы… простым смертным до нее, как попасть на обратную сторону Луны…
— Да, цель любой премии – это материальное и моральное поощрение своих лауреатов, где каждый из них признается эталоном в своей соответствующей сфере. Возьмите, например, знаменитый «Оскар» американской киноакадемии. У него нет материального содержания, но получение его открывает фантастические возможности у актеров и режиссеров, теперь их будут приглашать на самые лучшие картины и дорогие роли. А у нас в Казахстане, с одной стороны, все премии дискредитировали себя, поскольку их очень редко получают по-настоящему достойные люди, в основном они раздаются кулуарно и неизвестно за что. Учитывая это мы создали международное жюри из специалистов, которым искренне дорог «Тамыр» и разослали библиографию журнала, чтобы они отбирали авторов и читали их материалы на нашем сайте www.tamyr.org. Причем задача была не в том, чтобы организовать среди них конкурс, а выбрать в каждой номинации достойных за 15 лет существования журнала. Эта работа у нас затянулась почти на год. Поэтому хоть юбилей нам надо было отмечать в июне, нам пришлось организовать ее в декабре. Было столько споров и предложений! В конце концов пришлось придумать «Положение о международной премии «Золотой асык», чтобы все знали за что мы даем премию и какого она характера.
Здесь я считаю нужным привести ее полностью.
Итак, «Золотой Асык» — это премия в области современной культуры Казахстана. Если в предыдущее 10-летие мы отдавали соответствующую дань истории, отмечали юбилеи великих классиков прошлого, утверждались на мировой арене как суверенное государство с самобытными национальными традициями, то теперь настало время совершить принципиальный поворот к современности и проблемам XXI века и тревогам мирового сообщества, которые должны стать и нашими запросами и тревогами. Мир един и выпадение из этого единства уже невозможно. В этом плане мы отмечаем своих соотечественников, в которых нет национальной самоуспокоенности, а есть стремление к аналитике и критицизму и велика потребность в диалоге с миром, а также наших зарубежных друзей, испытывающих подлинный интерес к современному состоянию казахстанской культуры.
Однако культ современности не означает отказа от национальных черт, поэтому мы избрали своим символом «асык». Асык – это коленная косточка овцы, без которой она не может передвигаться. Издавна повелось, что эту косточку после трапезы передают детям, а они ее тщательно вычищают, а одну из них заливают свинцом и она становится главной. Асыки выстраивают в ряд, чертят круг, выходят из него и выигрывает тот, кто из-за круга выбьет больше косточек. Вроде бы чисто казахская традиционная игра. Но при этом вспоминаются слова Гераклита, что мир – это ребенок, играющий в кости. Значит, с греками тоже это было, и они знали, что такое асык. В переднеазиатских и древнеегипетских культах баран с крутыми рогами являлся символом солнца, а значит, имел сакральное значение. Но самое удивительное, что греки награждали этой косточкой барана победителей марафонского забега.
Как видим, обыкновенный асык из сустава обыкновенного животного, обладает всемирно-историческим значением. В нашу эпоху, когда все героическое и особенное признано авантюрой и самозванством, приходится заниматься осмыслением и переосмыслением традиции. Об этом говорит архитектор Сакен Нарынов – автор идеи асыка, как памятника скульптуры. Однако в своем памятнике Нарынов хотел не только воспроизвести общепринятое, но и обратить внимание на особое прочтение им идеи казахской игральной кости. Нарынов запечатлел асык, когда Бог впервые кинул его на землю. Асык как бы в полете. Вот-вот он станет торчком, в позу «алшы», сулящую богатство и процветание. Но все-таки он как бы привстал, но пока не достиг классической точки удачи, хотя к ней очень близок. И вот здесь автор оставляет нам изрядную долю сотворчества и соучастия. Каждый из нас может проявить добрую волю, чтобы внести свой вклад в победоносное восшествие асыка. И в этом притягательная сила этой идеи, чтобы высотой своих помыслов и таланта поднять асык в вертикальное положение, на высший пик всевозможных достижений и открытий.
Наша премия не имеет денежного эквивалента, а имеет характер благодарного признания моральной чистоты и высоких интеллектуальных достоинств своих номинантов.Она предлагается в 10 номинациях: философия, культурология, современное искусство, гендер, поэзия, проза, история, художественный и академический перевод, публицистика, благотворительность.
Ее девиз: «от интеллигенции – для интеллигенции».
— Расскажите о каждом из ваших призеров, чем они заслужили такую альтернативную награду? Среди них есть и совсем молодые, к примеру, награжденный в номинации поэзия – Павел Каторгин (я впервые слышу о нем), и зарубежные как Грякалов, и легендарные, как Едыге Турсунов.
— Ну, cписок лауреатов я уже привел. Кстати, там есть и Вы с Абликимом в номинации «Современное искусство». Считаю, что премию вы получили заслуженно и поздравляю.Среди тех, кто мало вам знаком, поскольку к нашим авторам присоединились позже, это Тауке Алтынбеков, Мурат Уали и Павел Каторгин. Алтынбеков был моим замом, когда я возглавлял Институт культурной политики и искусствознания. В последнее время он стал писать эссе на исторические темы и остроактуальные статьи за что и получил премию в номинации «Публицистика». А Мурат и Паша стали сотрудничать с журналом буквально за последние годы и получили премию в номинации «Поэзия». Причем Мурат еще и талантливый переводчик поэзии жырау, в частности, Шалкииза. А о Паше вообще разговор особый. Он и хороший музыкант и прекрасный поэт. Стихи у него как шифрограммы. Как в хорошей прозе, у него несколько уровней. Кстати, он посещал «Мусагет» Ольги Марковой. Это уже говорит о том, что он поэт небезызвестный в нашей литературной среде. Дебютировал в «Тамыре» в 2011 году подборкой «Я живу вдалеке от центра».
— Кто сейчас составляет редакционную коллегию журнала? Как вы выбираете темы для новых номеров? Собираетесь, дискутируете или все решаете сами?
— На данный момент у нас нет редколлегии, зато есть попечительский совет во главе с нашим спонсором Германом Нурбаевым, владельцем юридической компании. Туда входят также писатель и бизнесмен Хаким Омар и один из постоянных наших авторов – писатель Аслан Жаксылыков. Кстати, я их всех хотел поблагодарить за помощь в проведении юбилея. Особенно это касается Хакима, который помог нам и материально, и напечатал библиографию журнала и буклет о лауреатах премии «Золотой Асык». Еще хочу поблагодарить Алию Массалимову – декана факультета философии и политологии КазНУ им. Аль Фараби, и председателя жюри международной премии «Золотой асык», директора Фараби-центра при КазНУ Жакипа Алтаева. Что касается редакционной политики, то материалы всегда отбираю я, а мои сотрудники (это моя жена Замза, шеф-редактор журнала и дочь Айман, редактор) помогают подготовить их к изданию.
— У вас подросла дочь Айман, которая пошла по вашим стопам. Это редкость, ведь современная казахская молодежь хочет быть банкирами, судьями или, на худой конец, ―ментами?) Филологом быть у нашей публики как бы не перспективно. Как вы относитесь к ее выбору и ее талантам? Какую роль она выполняет в работе над журналом?
— О, я очень благодарен своей дочке! Она настоящая турбина нашего журнала! Во-первых, она связывает меня с молодежью, поскольку училась в Литературной школе Земскова и знает почти всю нашу литературную тусовку. К примеру, благодаря ей, я открыл для себя творчество лауреата Русской премии Ильи Одегова, Наташи Абдувалиевой, Виорики Бектургановой, того же Павла Каторгина. Литература и философия по-настоящему привлекают ее, но учится она на 3 курсе факультета востоковедения КазНУ, т.е. она продолжает мои начинания по всему фронту моих изысканий. В отличие от меня она хорошо знает иностранные языки – английский, французский, турецкий. Скоро едет в Турцию – продолжит там учебу. Сейчас мой друг Алексей Грякалов читает лекции по философии в КазНУ, она побежала к нему, чтобы послушать.
— Каким вам видится будущее журнала?
— Наверное, там будут печататься сверстники Айман, те, которым сейчас по 20 лет и руководство журнала постепенно перейдет к ней. Она зарегистрирует журнал в ВАКе и, возможно, получит грант от Министерства образования и науки РК. Думаю, что на этом журнал закончит свое партизанское существование и займет свое достойное место среди научных изданий нашей республики (улыбается). Я уверен в том, что такое издание (со своими традициями, с уже наработанной тематикой и концепцией) нельзя терять. Вон сейчас возрождают издания времен Алаш-Орды. Думаю, такое же произойдет и с нашим журналом.
— Ваши пожелания себе и своим постоянным авторам и читателям.
— Не изменять себе и в то же время, постоянно меняться.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *