Альманах «ТАМЫР» №5 сентябрь-декабрь 2001 г., Читать онлайн

Дидар АМАНТАЙ. Книга Тенгри

Говорят, что когда-то, еще до принятия казахами и другими тюркскими народами ислама, мы поклонялись великому небесному богу — Тенгри. И еще говорят, что тенгрианство было монотеистической религией и, мало того, имело книгу — свод религиозных нравственных правил. Самое печальное в этой истории — говорят, книга великого Тенгри потерялась в глубине других монотеистических веков.
Тенгрианство учило, что не существует ни ада, ни рая, а только есть ответственность человека перед всем сущим, и человек не имеет права без божьего веления убивать гобое животное, даже насекомое, потому что мы все — дети бога Тенгри — имеем одинаковое право, определенное богом, и каждый человек, ушедший в другой мир, станет аруахом и святым, и о них, об аруахах, никто не будет говорить плохо, ибо это гоже наказывается: и если ты совершаешь зло, то наказание за это когда-нибудь настигнет тебя, а если ты умрешь до наказания, то оно постигнет твой род. Когда совер-паемое зло очень тяжкое, то, возможно, исчезнет весь твой род и на земле не останется твоего следа. Ты не имеешь права на жизнь. Очень страшная кара!

Самое поучительное в этом учении — ты за свое зло отвечаешь всем родом человеческим. Вот такая ответственность.
А потом казахи приняли ислам и стали частью исламского мира. Но тенгрианское религиозное настроение и мироощущение не исчезло бесследно. Так, мы принимали другие народы на свою землю как детей великого Тенгри. Ибо мы все — создания :юго Бога.
Я давно хотел написать книгу, назвав ее «Книга Тенгри» (притча о тюрках).
Работая над этой книгой, я застал то время, когда терроризм стал международным, а не исламским, а борьба против террора по своим масштабам еще более ужасной. «На белый террор отвечают красным террором». Ведь Ленин так боролся против русского белого движения. И погибал род человеческий.
По сути, администрация США сейчас применяет тактику государственного террора по отношению к афганскому народу. Тем более, я знаю, что среди афганцев есть много казахов, покинувших мою Родину во время второго государственного террора, ленинского, значит, коммунистического и советского.
И я абсолютно уверен, что во время бомбежки Афганистана Соединенными Штатами, как минимум, один человек обязательно погибнет, и он может оказаться как казахом, так и не казахом — умрет один мирный крестьянин (или торговец) со своей удивительной историей жизни. Один человек — тоже Человечество. Совершается зло, и человечество гибнет. А мы — весь цивилизованный мир — знаем прекрасно, что за благо всего человечества нельзя убивать даже одного человека, ибо мы становимся равными преступникам.
Вот так говорит мой Тенгри.
26.09.2001