Даниал Саари. Слово переводчика

Ауэзхан Кодар в своем ложноклассическом эссе «Чучмек-наме» увлекает своего читателя в магию тривиальной жизни. Прочитайте его роман «Порог невозврата» — историю пост-советского человека на рубеже двадцатого и двадцать первого веков, которую мы можем увидеть глазами главного персонажа, Агзамова, как если бы надели волшебные очки творческого воображения автора. Агзамов, несмотря на восхитительные чудачества, вытекающие из его необыкновенной жизни, не кажется нам особенно незаурядным. Но глазами Ауэзхана Кодара, его жизнь мы видим как полную чашу радости и печали.

«Чучмек-наме» — это, безусловно, шедевр современной сатиры. Это эссе своего рода книга о жизни новых старых варваров, бессюжетное эссе, которое рождено поэтическим гением Кодара. Кодар в первую очередь карикатурит индивидов и человеческое поведение. Его работа — неисчерпаемый кладезь творческого и изобретательского описания, многое из чего, несомненно, будет использовано следующими поколениями авторов. Он неустанно описывает каждую, даже совсем незначительную, на наш взгляд, черту характера главного персонажа, чучмека, что помогает ему ожить, и мы невольно узнаем знакомых из нашей собственной жизни. Жизнь чучмека кажется нам очень знакомой, но Кодар всегда может показать нам ее с нового неожиданного ракурса.

Многие писатели, сконструировав персонаж в сознании своего читателя, часто отказываются от дальнейшего описания в интересах сюжета или краткости ради. Кодар предельно настойчив, поддерживая каждый фрагмент произведения характерным диалогом и живой манерой поведения. Кодар приглашает нас в свой необыкновенный мир. Нам представлена не только большая художественная литература, но и ценный документ о жизни чучмека в новых обстоятельствах двадцать первого века.

Чучмек-наме – прекрасный пример поэтической прозы и надо сказать большая радость для чтения, которое иллюстрирует богатство воображения автора на каждой странице.

Тем не менее, проблема такого эссе заключается, прежде всего, в том, что, прочитав его, нам кажется, что мы купаемся в маленьких переживаниях, как обычно бывает в нашей собственной жизни. Поскольку уровень повествования очень интимный, и часто останавливаясь, чтобы описать детали или интерпретировать символы и их семантическое поле, автор словно маститый художник несколькими по-настоящему удивительными мазками показывает нам суть картины. Все в этом эссе прекрасно! Каждый фрагмент настолько последовательно и хорошо стилистически обработан, что мы пребываем в полном восторге от всего эссе, которое льет свет на пределы опыта, конфликтов или других необыкновенных элементов повествования. Кодар не имеет склонности заигрывать с аудиторией своих читателей или с кем бы то ни было вообще, он нанизывает каждый фрагмент весьма автобиографично, не боясь быть в опале или даже оказаться персоной нон-грата. Тот факт, что Кодар ни с кем не заигрывает объясняет его относительную безвестность и то, что он не был обласкан властью сегодня, в эпоху конъюнктурной и политической литературы.

Чучмек лучше всего квалифицируется как убедительная фигура современного мира, наполненного всеми пороками бытия. Посему, за пределами не всегда приятной риторики, обязательно следуют приступы алкогольного опьянения. И тут господа, мы можем узнать себя совсем в новом свете. Чтобы по-настоящему понять эстетику «Чучмек-наме» надо прочитать и «Порог невозврата». Примечательно, что оба этих произведения были переведены на английский.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *