Гания Чагатаева. Сценарий. ГОЛЕМ

Старый раввин заливает воду в корыто, взяв деревянную лопату неспешно размешивает глину.
Слышится нарастающий шепот:
– ГО-ЛЕ-М,
Голем,
Галым, Галым…
Алматы. Галерея LOOK.
Посетители выставки рассеялись по двум этажам полуразрушенного ветхого здания – бывшего овощехранилища. По всей вертикали галереи отдельные части масштабной инсталляции в виде гигантских объектов различных частей тела, расчлененные стенами здания. Раскинувшийся на двух уровнях «Глиняный человек» как бы ненадолго прилег вздремнуть, но уже готов к пробуждению.
В глубине галереи разместились ярко одетые музыканты, играющие на барабанах.
Рустам Хальфин демонстрирует перформанс, перемешивая в корыте деревянной лопатой глину и обмазывая ею танцующих под мерный стук барабанов полуодетых девушек.

Усиливается монотонный голос выступающего искусствоведа:
– …экспозиционное пространство, тактильно конструированное и эстетически освоенное Рустамом Хальфиным, свидетельствует о том, что интегральной схемой нашего «Я» является отнюдь не сознание, а мыслящее криволинейной органикой ТЕЛО. Художественный проект Рустама Хальфина нащупывает линии движения искусства, вытесненное мыслями художника быть за реальностью, сочленяя друг с другом многочисленные ризоматические сетевые плоскости, редуцируя сферу чувственности к тактильному пространству различные перформенсы и инсталляции. То, что некогда казалось таким далеким (тактильный опыт номадической культуры) становится близким в своей осязательной полноте. Рустам Хальфин пытается человеческое тело включить в игру пространственных сил, в контексте художественного освоения ландшафтного пространства номадического бытия с его особой подвижной тактильной топологией открытого пространства. Таким образом, реконструкция эстетики номадического существования в форме произведения актуального искусства, может выявить условия необходимые для создания будущей территории искусства. В «Глиняном человеке» Рустам Хальфин обращается к теме первых дней творения. Согласно древним мифам, первочеловек был создан из глины, из первоматерии, принимающей любую желаемую форму. В данном случае, глина является квинтэссенцией пластики и вещественно олицетворяет собой нулевой уровень искусства. Первоначало, первоначальный образец, оригинал всех копий. Номадическая суть творчества Хальфина дает возможность перейти к культурным, мифологическим и историческим контекстам. Таким образом, номадический художественный проект сопоставим номадическому художественному проекту Делеза и Гваттари, утверждающему, что каждая вещь раскрывается навстречу бесконечным предикатам, через которые она проходит, утрачивая свой центр – т.е. свою самотождественность…
(Нарастающий стук барабанов – словно оживающее сердце «Глиняного человека»).
Рустам Хальфин, запачканный глиной, в окружении арт-бомонда и многочисленных камер репортеров, протягивающих к нему свои микрофоны:
– …фигура расчлененного объекта – это не только возвращение к дням творения, к первопластике, но еще и метафора разобщенности людей в этом мире, и в частности, нашего художественного сообщества. Она призывает к консолидации, к осмыслению ситуации и выработке стратегии. Как результат – проблемы дальнейшего существования. В частности, проблемы выживания данной галереи LOOK. Хозяева помещения начали повышать арендную плату. Грант закончился. Здание подлежит сносу. Недавно я не выдержал и написал статью в газету. Это оказалось последней каплей. И они, хозяева помещения, на меня жутко обиделись. Но я не дипломат, и в этом моя жесткость и принципиальность. Ситуация загнала нас в угол. Надо срочно принимать меры, а тут как раз я должен уезжать. Сегодня мне вручили приглашение (держит в руках распечатанный конверт и письмо). Мне нужно срочно отправляться в Нью-Йорк, где на самих братьях-близнецах, на 92 этаже будет проходить моя выставка. (Показывает изображение здания Всемирного Торгового Центра). Я выиграл международный конкурс и получил вот это приглашение в резиденцию Современного искусства «World Views» во Всемирном Торговом Центре. Это программа Культурного Совета Нижнего Манхеттена…
Проходы галереи начинают редеть. Люди постепенно расходятся.
(Продолжается барабанная дробь, постепенно переходящая в угрожающий грохот машин).
Грохот машин усиливается, стены ветхого здания галереи покрывают трещины. Одновременно в здание Всемирного торгового Центра врезается самолет. Черное облако взлетает в небо над Нью-Йорком… Бульдозеры с ревом впиваются в тело галереи… Падающие обломки Торгового центра… Рушатся стены галереи «LOOK». Люди хаотично в панике разбегаются. Сквозь нарастающую пыль вырисовывается фигура Рустама Хальфина. Перед его глазами погибает его галерея – его детище. Обезумевший художник начинает ломать, крушить все, что попадается под руку. Рев бульдозеров сменяется сигналами «Скорой помощи». Машина везет по городу поверженного Рустама Хальфина.
Внимательный взгляд старого раввина. Он сосредоточенно что-то лепит.
Рустам Хальфин на больничной койке, он тихо проговаривает:
– Го-ле-м…
Художник умирает.
«Глиняный человек» открывает раскосые зеленые глаза.
(Смешанный стук барабанов и шум бульдозеров). Из-под груд кирпичей и щебня медленно поднимает голову «Глиняный человек». Со стоном рассыпаются останки галереи. Бульдозеры спешно разъезжаются. Разъяренный, будто разбуженный вулкан, огромный истукан словно рождается из руин. Он встает во весь свой гигантский рост и направляется к дороге, вслед за злосчастными бульдозерами. При виде надвигающегося глиняного великана, люди в ужасе разбегаются, панически пытаясь спастись. Улицы пустеют. Где-то слышится гул машин, подобный гулу бульдозеров, притягивая все ближе и ближе направлявшегося к ним великана. Гулко ступая по улицам Алматы, истукан отмеряет шаг за шагом, сокращая расстояние до доносящегося шума стройки. (Усиливающийся бой барабанов).
Строительная площадка. Плотный забор стройки завершается распахнутыми воротами. В середине роящийся котлован. Рядом бульдозеры, кран, и другая строительная техника. Недалеко находятся два вагончика. Один используется для нужд рабочих, в другом вагончике проживает семья гастарбайтеров. Отец, рабочие звали его Седой, – пожилой мужчина крепкого телосложения с седыми волосами, мать – худая сутулая женщина с изможденным лицом, двое малышей трех и пятилетнего возраста, а так же старшая дочь Роска – изящная брюнетка с большими черными глазами.
Роска выходит из вагона, как всегда, в переднике с отвисшими карманами. Она выкатывает тележку, точнее ржавую коляску, на которой установлена объемная алюминиевая кастрюля и большой потертый термос. Выйдя на середину площадки, она громко выкрикивает не соответствующим ее хрупкой фигуре низким голосом:
– Ро-о-ска пришла! У-у-ужин! Ро-о-ска пришла! У-у-ужин!
Шум машин медленно затихает. Площадка сгущается собирающимися на перерыв рабочими.
Дети пытаются самостоятельно спуститься со ступенек вагона.
Вдруг наступает гнетущая тишина. Угрожающе ритмично сотрясается почва под ногами. Люди настороженно смотрят в сторону выхода. (Нарастающий гул переходил в бой барабанов). Прямо между двух крыльев массивных железных ворот является огромная фигура «Глиняного человека». Разъяренный истукан входит на строительную площадку. Его зеленые раскосые глаза с ненавистью осматривают машины, изучают скопление железных монстров. Обезумевшие рабочие бросаются бежать, в поисках укрытия. Седой хватает испуганных детей и затаскивает их в вагон. Женщина втискивает в вагон «застывшую» от удивления Роску.
Истукан подходит к экскаватору и с легкостью ломает его, тащит бульдозер и сваливает его в котлован; тяжелой ступней раздавив тележку, яростно рушит все, что попадается на пути. (Барабанный бой).
Великан подходит к жилому вагончику и толкает его. Вагон падает на бок, раздается вопль детей, крики и стоны. Седой бросается спасать плачущих, перепуганных и пораненных малышей.
Истукан нагибается, чтобы разглядеть дрожащего от ужаса ребенка и на его безобразном лице появляется подобие улыбки. Затем он заглядывает в дверь перевернутого вагона, засовывает туда руку и под визг испуганных женщин вынимает первое, что попадается под руку. Великан держит за ноги Роску! Он переворачивает ее, словно куклу, и ставит перед изумленной толпой. Роска падает в обморок на руки матери. Наступает гнетущая тишина.
«Глиняный человек» с грустью смотрит на происходящее, на оцепеневших от ужаса людей, поворачивается и медленно направляется к выходу, к ожидающим его распахнутым воротам. У него сокрушенный вид. Огромная фигура удаляется, унося с собой тяжелые удары шагов.
Люди, словно очнувшись, снова поднимают крик. Мужчины кидают вслед великану камни, женщины проклинают, дети неистово кричат.
Истукан шагет по пустеющим улицам города и печально смотрит вслед разбегающимся прохожим.
Смеркается. «Глиняный человек» подходит к руинам бывшей галереи, к развалинам своего бывшего «жилища». Тщетно пытаясь зайти внутрь, он уменьшается, становясь ростом с обычного человека. Теперь он может свободно пробираться сквозь груды останков галереи. «Глиняный человек» находит себе укромное место и тихо засыпает.
Рассвет. «Глиняный человек» (нормального роста) выбирается из развалин галереи и направляется по тому же маршруту в сторону стройки. Он видит разбросанные по площадке машины, свалившийся в котлован бульдозер, перевернутый вагон. Везде валяется разрушенная, разнесенная им строительная техника. Он подходит к одной перевернутой машине и с легкостью ставит ее на место. Затем спускается в котлован и выталкивает оттуда бульдозер.
Из разных углов стройки собираются проснувшиеся рабочие, удивляясь неизвестно откуда взявшемуся помощнику с невероятной силой. В странном человеке, они не узнают вчерашнего великана и спешно принимаются помогать ему, восстанавливать стройку. Совместными усилиями они вытаскивают бульдозер из котлована и переворачивают вагон. Подходят разглядеть новичка наблюдавшие издалека женщины (Роска и ее мать). Дети так же с любопытством рассматривают странного новичка.
«Глиняный человек» садится на корточки отдохнуть. К нему подходит Прораб:
– Ну, ты силен, парень… спортсмен, наверно? Как зовут-то тебя?
«Глиняный человек» промычал:
– ГО-ЛЕ-М…
Седой:
– Как? Галым? Слышь, Галым, подвигайся ближе, к нам на скамейку. Уже прохладно, (кидает ему куртку). Откуда ты такой? Расскажи о себе… Курить будешь?
«Глиняный человек» молчит. Его лицо похоже на застывшую маску.
Узкие проходы еврейских кварталов. Глиняный истукан несет тяжелую ношу. Рядом, опираясь на посох, идет старый раввин.
Рабочим понравился парень, обладающий немереной силой, который не боится брать на себя самую непосильную работу. Имя «Галым» привилось к «Глиняному человеку», а спецодежда не мешала его несколько скованным движениям.
В центре стройплощадки Роска устраивается разливать обед. Шум машин постепенно затихает. Площадка уплотняется людьми у самодельного умывальника, с висящими на гвоздях полотенцами. Слышится лязг посуды. Рабочие с чашками произвольно располагаются, где кому удобно. Первый рабочий, уплетая обед:
– Роска, слышал, ты говорить разучилась, а кушать не разучилась? Смотри, какая худая.
Роска, никак не реагируя, продолжает разливать обед.
Второй рабочий, возмущенно:
– Ты опять начинаешь…, прекрати, давай! Она же все слышит, только говорить не может.
Вот как ее это Чудовище перевернуло с ног на голову, у нее речь – то и отключилась. С тех пор и молчит. Это у нее на нервной почве…
Первый рабочий, прерывая:
– И хорошо, что слышит. Роска, мне лишь бы ты готовить не разучилась, а то замуж не возьму. Вот когда Чудовище тебя перевернуло… ножки-то, ножки ВСЕ ВИДЕЛИ КАКИЕ…
В это время, Роска наливает Галыму в тарелку суп. Он встречается взглядом с ее большими, наполненными слезами глазами.
Галым поворачивается к обидчику, берет его тарелку с супом и надевает ему на голову. Тот с криком пятится назад и скрывается.
Роска заходит в вагончик, садится за столик у окна и грустно смотрит на неприглядный пейзаж стройки. Вдруг свозь мутное стекло она видит крохотного человечка. Это Галым, только совсем маленький. От удивления у нее широко раскрываются глаза. Галым перелезает через окно на стол, садится на пепельницу, положив ногу на ногу. Затем он несколько раз кувыркается и начинает веселую пляску. (Бой барабанов). Роска смотрит на игрушечного танцующего Галыма, хлопает в ладоши, хохочет и визжит от восторга.
Услышав странные звуки из вагона, доевшие обед и курившие рабочие переглядываются.
Кто-то хихикает:
– Ну, Галым, ну дает!
Первый рабочий, подходит к Седому, кивает в сторону вагона и многозначительно заявляет:
– Кажется в вагоне Роска и этот…Галым…
Седой разгневанный врывается в вагончик, но видит только, у окна Роску, с безумными от восторга глазами.
На стройке продолжается работа. Галым поднимается на десятый этаж строящегося здания. Неожиданно, он неуклюже поворачивается, теряет равновесие и, зацепившись за выступ, зависает на огромной высоте.
– Галым! Держись… Галым! – громко кричит, выбегая из вагона Роска.
Машины замолкают. Толпа сбегающих на шум рабочих, в тревожном ожидании, смотрит то на висящего на руках Галыма, то на заговорившую Роску.
Услышав голос Роски, Галым весело болтает ногами, раскачивается и летит вниз. Он валится на землю прямо перед толпой рабочих. Галым встает, отряхивается и подпрыгивает, раскинув руки как цирковой артист. Роска стоит в волнении, разминая в руках фартук:
– Галым, ты цел, с тобой все в порядке?
Подходит Седой и обнимает их обеими руками. Недалеко от счастья всхлипывает мать.
Взволнованные дети, хлопают в ладоши, охваченные общим радостным настроением.
Очнувшись от впечатлений, толпа расходится по рабочим местам.
Обычный будничный день. К стройке подъезжает дорогая иномарка. Из машины выходит представительного вида Начальник. Его встречает Прораб. Он водит Начальника по стройке, они деловито дают распоряжения рабочим. Затем Прораб, указывая на Галыма, говорит:
– Вот он, тот парень. Такой фантастической силой обладает, КАМАЗ поднять может!
Благодаря ему мы вовремя завершаем стройку.
Начальник:
– А на вид какой-то неуклюжий.
Прораб:
– Это заметно. Недавно он свалился с десятого этажа, но ничего с ним не случилось. Встал, тряхнулся и пошел.
Начальник:
– У него странноватая внешность. Кто он, откуда? Есть у него семья, родные…
Прораб:
– Приблудился к нам… Ничего не помнит. Среди нашего брата такие встречаются.
Ребятам назвал только имя свое – Галым. Я думаю вот что…, у него вместо памяти голова золотыми приисками набита. Эй, Галым, подойди сюда. Ну-ка, парень, расскажи, что ты мне прошлый раз про этот холм гутарил.
Галым, показывая рукой на холмистый пустырь:
– Туда нельзя двигать стройку. Там могила… захоронение…
Прораб разъясняет слова Галыма:
– Он говорит, что вон тот холм, на самом деле, — древний курган и расширять строительство туда не следует. Этот парень никогда не ошибается…, говорит, что курган «с начинкой».
Галым заходит в просторную приемную Начальника. Секретарша что-то печатает. Из закрытой двери кабинета Начальника слышатся голоса.
Секретарша:
– Вы по вызову? Только что началось совещание. Это надолго… Подождите в холле, посмотрите журналы, телевизор.
В просторном холле, Галым находит удобное кресло. Экран на стене. Галым монотонно переключает каналы и останавливается на документальном фильме Александра Аретисова «Проклятие Тамерлана».
(Где-то вдали зарождается барабанная дробь.)
Усиливающийся голос кинодокументалиста и участника событий, Малика Каюмова рассказывает как группа ученых и антропологов в 1941 году, по личному указанию Сталина, исследуют захоронения мавзолея Гур-Эмир. Академик Караниязов, Александр Семенов, Михаил Герасимов, поэт Сатриддин Айни, а так же группа журналистов, фотографов и художников производят и документируют вскрытие захоронения Амира Тамерлана и его близких родственников – Шахруха и Улугбека.
Галым неотрывно смотрит на экран.
Мавзолей Гур-Эмир. Множество предупреждений и знамений не остановили ученых перед решением вскрыть гробницу Амира Тамерлана. В процессе исследования, была расшифрована надпись на могильной плите: «Все мы смертны… придет время, и мы уйдем… того, кто потревожит сей прах… ждет самая страшная кара». Назад дороги не было. Об эксгумациях в мавзолее Гур-Эмир сообщали все газеты мира. Когда пытались сдвинуть тяжелую могильную плиту Тамерлана, сломалась лебедка. Затем неожиданно погас свет. Воздух наполнился необычайным ароматом. Все присутствовавшие ощущали головокружение и необъяснимый страх. Кинохроника документирует, что 21 июня 1941 года могила Тамерлана была вскрыта, а 22 июня 1941 года началась Великая Отечественная война. Гитлер пересек границу Советского Союза.
(Бой барабанов смешивается с грохотом летящих немецких самолетов).
Рев самолетов переходит в ровный звук пассажирского лайнера. Галым в костюме и галстуке сидит в кресле самолета. За кругом оконного стекла сменяются причудливые узоры облаков. Облака сменяются картинами последних событий. Галым вспоминает:
– …дверь кабинета Начальника открывается, изрыгая с шумом выходящих людей после продолжительного совещания.
Секретарша Галыму:
– Проходите, Он вас ждет.
Галым поднимается с кресла и слегка неуклюжей походкой заходит в кабинет.
Начальник:
– Ну, здравствуй, пророк среди гастарбайтеров!
Начальник здоровается с ним за руку и, предлагая присесть, восторженно и безостановочно говорит:
– Вот уже в течение года я слышу невероятные истории о тебе: исцеления, предупреждения о землетрясениях и катастрофах. Твои предостережения меняют судьбу! Посмотри на эти фотографии, твои уникальные способности приносят конкретные, реальные результаты. На месте, где было запланировано строительство Жилого комплекса, обнаружен нетронутый богатейший курган древних саков! Как видишь, там уже ведутся раскопки. Наш Совет Директоров долго думал, как тебя отблагодарить. В общем, мы включили тебя в очередь на получение квартиры в нашем новом строящемся доме. Только квартиру получишь в черновой отделке! Это еще не все… Судьба приготовила тебе еще один сюрприз! (Начальник слегка наклонился к Галыму и понизил голос). Слушай внимательно: твоими экстраординарными способностями заинтересовались некоторые секретные органы. Твой дар предназначен для решения более важных, Общечеловеческих проблем! Мы приготовили тебе документы, дорогой гражданин Казахстана – Галым, по фамилии Тагдыр! Тагдыр – означает «судьба». Я сам придумал, не возражаешь против такой фамилии? Для начала, ты отправишься на конкурс Ренди Джеймса в Нью-Йорк. Победителя ждет премия в 1 млн. долларов. Это будет твой первый экзамен. Держи билеты в Америку! За дальнейшую финансовую и организационную часть можешь не беспокоиться.
Свой длинный монолог Начальник завершает очередным пожатием руки:
– Поздравляю, Галым Тагдыр, с сегодняшнего дня твоя судьба меняется на 180 градусов!
Аэропорт. Два человека – мужчина и женщина, встречают Галыма и его Сопровождающего. Статуя Свободы. Пестрящие рекламой шумные улицы Нью-Йорка. Все четверо поднимаются на лифте многоэтажного здания, проходят брутального вида коридоры. В безмолвном гостеприимстве раздвигаются двери просторного кабинета. За длинным столом сидят группа экспертов и с любопытством разглядывают неуклюжего и слегка растерянного Галыма.
Наконец, после короткой вступительной части, Ведущий сообщает:
– Мы ознакомились с документами, и Нас впечатлило множество рекомендаций, подтверждающих Ваши уникальные способности. Нас предупредили, что вы не нуждаетесь в переводчике, так как понимаете все телепатически. Для того чтобы заключить официальное сотрудничество, Вам необходимо пройти ряд испытаний. Первое задание должно пройти прямо здесь и сейчас.
Сделав многозначительную паузу, Ведущий продолжает:
– Вам подадут три конверта. В каждом конверте запечатан один вопрос. Когда прозвучит «бой», Вы выберете любой из этих конвертов. Там и будет ваш судьбоносный вопрос, на который Вы должны дать ответ.
Человек в белых перчатках, поднос с тремя конвертами. Слышан «бой». Галым берет в руки один конверт. (Удар «боя» плавно переходит в стук барабанов). Он распечатывает конверт и извлекает из него письмо. Галым держит в руках письмо и конверт так же как Рустам Хальфин держал в руках приглашение во Всемирный Торговый Центр.
Не раскрывая письма, после некоторой паузы, Галым заявляет:
Я выбрал вопрос, суть которого заключается в том, чтобы разгадать одну из самых загадочных тайн человечества – место погребения «Властителя половины мира», монгольского императора – Чингисхана.
Ведущий прикладывает руку на стоящий рядом большой глобус и медленно его вращает.
Галым обходит крутящийся глобус. Земля увеличивается, словно приближается. Движение материков и морей затягивается в вечный круговорот. Горы, леса, моря, озера, реки. Раскрытая гробница Тамерлана. Летящие бомбы взрывают засыхающую степь. Сухой горячий ветер играет с песком и пылью. Крутятся маленькие воронки-смерчи. Ветер трепет землю, будто хочет ее пробудить.
Издалека голос Ведущего:
– В «Сокровенных сказаниях» сообщается, что Чингисхан был похоронен на Золотом троне. На пути каравана с телом Чингисхана к месту погребения, умерщвлялось все наделенное жизнью: люди, животные, птицы. Уничтожалось каждое живое существо, чтобы только не разнеслась по окрестным местам, весть о ЕГО смерти.
Галым видит себя – одинокий силуэт, как вертикаль на горизонте степи. Вдалеке движется силуэт богато украшенного каравана. Падает птица, пронзенная стрелой. Бьется в судорогах, сгущая пыль, убитое животное. Караван приближается. Иссохшая земля. Такыр. На верблюде везут «Золотой трон», на троне возвышается фигура человека в расшитой золотом одежде.
– По обычаю похорон Великих Ханов, были отобраны сорок прекрасных девушек, богобоязненных и грациозных, из родов эмиров и нойонов, украшенных драгоценностями и роскошными нарядами. Вместе с отборными лошадьми и несметными богатствами, их отправляли туда, где они соединятся с Его духом. «Ниспосланный Небом» и «Рожденный от Солнечного Луча», не мог умереть как обычный смертный человек. После похорон Великого Хана, по степи прогнали многотысячный табун лошадей, уничтожающий все следы захоронения. Всех, кто участвовал в процессе погребения и мог запомнить эту местность, а так же тех, кто исполнял этот приказ, впоследствии безжалостно умертвили.
Галым продолжает видеть: Пустота. Слышится ржание лошадей. Далеко в темном пространстве сверкает Золотой Трон. Вокруг плавно двигаются силуэты девушек в расшитых одеждах. Слышится топот конских копыт. Поднимается пыль. Пыль в виде бесчисленных пляшущих смерчей покрывает силуэты девушек и они, словно обмазанные глиной, медленно кружат и танцуют вокруг Галыма. Галым прорывается навстречу сверкающему в темноте Золотому Трону. Галым тянет вперед руку идет и идет навстречу Трону. Все ближе и ближе…. (Конский топот сливается с боем барабанов). Вот Человек на Золотом Троне совсем близко. Галым с трудом дотягивается, чтобы сорвать маску. Маска падает и разбивается. Хохот! Обнажается смеющееся лицо «Глиняного человека». Огромный исполин поднимается во весь рост. Одежда на нем рассыпается, словно пепел. (Бой барабанов).
Ноги исполина отмеряют шаг за шагом, сотрясая землю. Иссохшие трещины такыра расширяются, превращаясь в овраги и обнажая мертвые недра земли. Круговорот пыльных смерчей растет, черным облаком заполняя небо.
Ноги исполина растаптывают старого раввина.
Огромный вулкан изрыгает лаву. Горы рушатся, сотрясая горящую землю. Ураганы, ливни и смертоносные дожди топят целые острова. Чудовищная волна накрывает материк, выбрасывая обмякшие трупы людей на безжизненный берег…
Откуда-то издалека нарастающий шепот:
– ГО-ЛЕ-М,
Голем…Галым…
Голос Седого:
– Галым, Галым, слышь, Сынок? Хватит отдыхать, работать пора.
Седой теребит, толкает в плечо Галыма, пытаясь разбудить.
Пустые кварталы гетто. На земле лежит, словно груда глины, огромный исполин.
Галым очнулся на широком подоконнике. Сквозь пелену, он видит потолок и стены, необработанные, нуждающиеся в левкасе.
Издалека приближается голос Роски. Она разговаривает с матерью:
– Балкон нужно застеклить, детская будет здесь, а кухню надо будет перенести…
«Только квартиру получишь в черновой отделке» – неожиданно пронеслось в голове у Галыма.
Седой продолжает тормошить, протягивая деревянную лопату:
– Вставай, Галым, сынок, теперь твоя очередь.
Галым заливает воду в деревянное корыто и готовит замес.
Под мерный стук барабанов слышится монотонный голос искусствоведа:
– …в этом объекте артикулирована память плоти, выходящей из «тени сознания» и способное освободить внедренное (анахроничное) желанное прошлое из пластов настоящего в качестве наших авторитет. Такого рода вещи становятся топосом, т.е. знаковым образом, указывающим на далекий непроявленный смысл. Этот топос притягивает к себе своей тактильной полнотой, консолидирует силовые поля иных образов. В своем творчестве Хальфин стремится, чтобы мир вокруг нас стал самим собой, поскольку вещи и ощущения отсылают нас к самим себе как к манифестации нашей телесной организации. Рустам Хальфин стремится разложить чувственность на ее элементарные составляющие с тем, чтобы осуществить феноменологический возврат к изначальному, ждущего своего высвобождения из под диктата искусственных, вторичных, неподлинных вещей, какими является мир технотронной цивилизации, попавшей в жернова машины по производству себе подобных вещей. Поэтому задача художника состоит в том, чтобы создать единое поле не знаний, а силовых полей, скрепляющих вещи, образы, создающие определенный только ей свойственный дискурс…
Корыто, в котором месят глину.
Далее, см. «Приложение».

 

Гания Чагатаева
Приложение к сценарию

ГОЛЕМ

Несмотря на мистический характер сценария «Голем», его драматургия основана на реальных событиях. Эта работа посвящается Рустаму Хальфину – самой культовой фигуре контемпорари-арт, патриарху современного искусства, широко известному за пределами Казахстана.
Судьба Рустама Хальфина драматична. Он открыл свою галерею LOOK в 1999 году, в старом овощехранилище. Его самый масштабный проект – «Глиняный человек. Нулевой уровень», где по квадратам галереи был размещен будто расчлененный художественный объект, «Глиняный человек». Обстоятельства, которые он озвучивает в сценарии (его реальное интервью перед поездкой в Нью-Йорк на свою выставку во Всемирном Торговом Центре), доводят его до отчаяния. Он уничтожает свою галерею, в результате, получает инсульт. Из-за второго инсульта ему не удалось попасть на собственную выставку в Нью-Йорк. Выставка работ Хальфина находилась в залах Всемирного Торгового Центра, которые оказались, разрушены в результате страшного теракта 11 сентября 2001 года.
Текст искусствоведа, который озвучивается по ходу сценария в галерее и в конце фильма, так же принадлежит «широко известному в узких кругах», другу и соратнику Рустама Хальфина, Жанату Баймухаметову. Это посмертная статья называется «Тактильно – топологическая эстетика Рустама Хальфина». Первого декабря 2008 года Рустам Хальфин ушел из жизни.
«Глиняный человек» в сценарии оживает одновременно с уходом из жизни художника.
По известному произведению Густава Майринка, Голем – символ массовой души, охваченной какой-то психической эпидемией бунта, болезненно-страстной жаждой освобождения, которая является каждые 33 года. В данном сценарии, Голем становится перед выбором, у него нет «хозяина», которому он должен подчиняться или против которого он должен бунтовать. Подобно современному человеку, падшему Адаму, оторванному от Бога-отца, сотворенный «Глиняный человек» обладает свободной волей. Он сам властен над своей судьбой, сам принимает решения. Из Голема становясь Галымом, он спасает человечество от неминуемой гибели. (Вскрытие захоронения Чингисхана могло привести к катастрофам вселенского масштаба).
Галым выбирает любовь, а не разрушение. Он строит, созидает, все более и более становясь обычным скромным человеком.
Чтобы придать мистификациям большую достоверность, в сценарий включаются документальные кадры из фильма «Проклятие Тамерлана» Александра Аретисова, описание похорон Чингисхана из «Сокровенных сказаний», документальные кадры взрыва Всемирного Торгового Центра, так же упоминается реально существующий конкурс Ренди Джеймса на один миллион долларов и пр.
Ритмический фон фильму по сценарию создает барабанный бой, как первородный звук. Барабан так же является древним символом войны. Бой барабана то стучит как сердце оживающего истукана, то сливается со звуком перемешивающейся глины, то с «ревом» бульдозеров, то со взрывами и грохотом летящих самолетов, создавая многоцветную какофонию.
Перформенс, где размешивают глину и раскрашивают ею танцующих девушек, на самом деле происходил во время открытия выставки «Глиняный проект. Нулевой уровень». Размешивание глины как сквозное затянувшееся действо проходит по всему сценарию, возвращаясь в древность к легенде о сотворении раввином Левом глиняного исполина – Голема.
Рустам Хальфин – представитель среднеазиатского актуального искусства. Его работы находятся в знаменитой коллекции нонконформистского искусства Нортона Доджа, в музее Джейн Вурхис Зиммерли в Нью-Джерси, Государственной Третьяковской Галерее.
Рустам Хальфин сумел рассказать миру о нашей ментальности языком современного искусства. Наконец, он сделал вызов Богу, повторив путь раввина Лева, Пигмалиона, барона Франкенштейна, и др., сотворив рукотворного Человека, которого нужно будет только оживить.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *