Жанат Баймухаметов. Пол и цивилизация: гендерная контрацепция. kz

    Несколько слов о причинах численного превосходства женского населения над мужским

Согласно статистическим данным, в известном смысле, существует определенный паритет между численностью новорожденных девочек и новорожденных мальчиков. В подростковом возрасте между юношами и девушками этот паритет продолжает сохраняться. Однако среди населения достигшего 30-ти- летнего возраста и старше численность женщин начинает резко преобладать над невысокой численностью мужчин, которая к тому же имеет постоянную и неуклонную тенденцию катастрофически убывать в связи с высоким среди этой малочисленной группы людей показателем смертности.
Демографы и социологи объясняют этот факт тем, что именно мужское население большей частью подвержено сердечно-сосудистым заболеваниям, несчастным случаям в быту и на производстве, таким губительным социальным феноменам как алкоголизм и наркомания, смертельным случаям во время службы в вооруженных силах, участия в боевых действиях, а также в результате столкновения с жесткими структурами преступного мира.
И все же, все эти трагические по своему характеру феномены, строго говоря, не являются основополагающей причиной высокой смертности среди мужского населения. Они выступают лишь в качестве траурного обрамления более фундаментального Со-бытия: планомерного истребления мужчины как вида homo sapiens со стороны женщины как вида homo sexualis, посредством различных изощренных финансово-политических, бессознательных манипуляций, направленных на тотальное разрушение рациональной картины мира, некогда сформированной мужским патриархальным сознанием.
Таким образом, женщина с ее неведомыми до сих пор глобальными по своим параметрам потенциальными возможностями, становится для всего остального деморализованного ущербного и падшего человечества, сумевшего утратить веру в трансцендентного Бога, новым внутренним и внешним божеством тотально феминизированного и фетишизированного общества потребления. В вековых попытках овладеть женщиной как некой виртуальной идеальностью мужчина именно теперь потерпел полное фиаско ценой своей жизни и ценой своей смерти. Одним словом он умер по своей бесконечной и фатальной глупости.

Означаемое понятия «Женщина».

«Женщина – это эмансипированная женщина, self-made-woman (cамостоятельная, независимая женщина, не обязательно призванная исполнять традиционно приписываемую женщине природную функцию деторождения), генетически модифицированная женщина, женщина «сетевой», инновационной эпохи.

Обесценивание традиционных ценностей, выражающее себя в форме ли духовного и физиологического онанизма или же тотального промискуитета, чревато как редукцией возвышенной любви к банальному вездесущему сексу, что уже, собственно говоря, является общекультурным феноменом не только на Западе, но и на всем постсоветском тоталитарном пространстве, так и фактическим возвышением женщины над тем принципом равенства полов, которого она добивалась посредством физической и интеллектуальной энергии мужчины на всем протяжении патриархальной эпохи, сменившейся эрой всеобщего потребления, где женщина, как и прежде, выступает преимущественно в качестве распределителя всех материальных благ, и прежде всего в их денежном выражении.

Женский ressentiment

Мышление женщины имеет ре-активный характер и именно поэтому она мыслит ре-активными чувствами, другими словами, она воспринимает окружающий ее мир посредством ressentiment’а, чувством, которым преисполнены греческие Эринии и скандинавские Валькирии – богини мщения. Вот откуда исходит в частной и общественной жизни воля-к-власти женщины-вамп. Ressentiment, как неотъемлемое свойство человеческой природы, и есть самый главный источник насилия в мире.

Жизнь как Дар и мозг как вагинальное начало

Феномен церебрального вампиризма и диктатуры расчетливого “вагинального” мозга над “пламенем сердца” свидетельствует о том, что темное “женское начало” в коммуникативной и социальной сферах, устанавливая свои жесткие законы и требуя их неукоснительного исполнения, стремится различными способами подчинить себе “естественный свет” благодати жизни как изначального свободного Дара всему сущему. Женское – это фарисейство в его чистом виде. Женское – это не только то, чем живут женщины, но и то, куда безвозвратно кануло подавляющее большинство так называемых “мужчин”. Представленный здесь образ феминизированного мира отнюдь не является проявлением запоздалого сексизма, а лишь голой констатацией однозначного факта. (“Всё тонет в фарисействе”. Борис Пастернак). Сегодня процесс феминизации коснулся не только мужчин как деградирующего и вымирающего человеческого вида, но и проник во все поры государственных и общественных институтов, осуществляющих контроль над финансовыми, образовательными, медицинскими, правоохранительными и пенитенциарными учреждениями. Сами системообразующие элементы человеческой культуры как культуры всеобщего потребления вписаны в перманентный процесс вагинального либидозного всасывания, контрацептивного информационного насыщения и последующего экстатического исторжения коллективного оргазма в форме тех или иных социо-культурных практик, среди которых наиболее могущественной по своему диктаторскому характеру является культура Гламура.

Glamour

Иронический дискурс современных форм гинекея: фундаментальная парадигма (центральноазиатский вариант).

Женщина желает, чтобы мужчина соответствовал требованиям культурной традиции, которая обязывает его быть всегда “мужчиной”, т.е. добытчиком, опорой в материальном и моральном отношении для женщины, но женщина сегодня не желает ей следовать ни при каких обстоятельствах, поскольку она изначально не признавала и до сих пор не признает равенства между женщиной и мужчиной. Она выше мужчины не только по своему чисто биологическому, но и социальному статусу, поскольку именно она традиционно занималась организацией распределения материальных благ, или исходя из ее желаний, как по-преимуществу объекта соблазна, требующего от мужчины за удовлетворение сексуальных потребностей материального возмещения, производилось это распределение, когда производители материальных благ вынуждены были становиться заложниками ее энергии обольщения, которая пленяла того или иного организатора социальной и экономической жизни общества.
И сегодня, национальные богатства развитых стран, фактически, принадлежат элите по преимуществу женской, которая является производной анонимной власти, в чьи полномочия входит задача по негласному распределению огромных по своим масштабам бюджетных средств, регулярно канализуемых на содержание «гинекея», как особого института постиндустриальной массовой культуры.
В центральноазиатском регионе, как и во всем глобализированном мире, жизнь становится номадически плоской, лишенной глубоких исторических корней. Устанавливается власть симулякра (подобия, обманки), торжествующего не только на Западе, но и в так называемых развивающихся странах, желающих войти в рейтинг наиболее развитых государств, который является не более чем очередным симулякром, сверкающим своими стеклянными побрякушками для удовлетворения ложного патриотизма.
В связи с этим обстоятельством в центральноазиатском регионе становится актуальным вопрос о придании легитимного характера институту многоженства. Вопрос же о многомужестве, выдвигаемого в противовес предложениям о многоженстве, выглядят на этом фоне, по крайней мере, комично, поскольку женщина в психо-эмоциональном отношении, в отличие от мужчины, не способна «уделять одинаковое внимание к своим многочисленным потенциальным партнерам».
Теперь в полной мере и убежденности следует констатировать тот факт, что центральноазиатский регион захлестнула волна тотального промискуитета постиндустриальной интертейнмент-эпохи симуляции, когда всюду толкуют о ценности “горячей” любви, в ее леденящее сердце отстутствие.