Дастан Кадыржанов. ЭПИТАФИЯ ПОЭТУ

 

Я очень скорблю об уходе из жизни Жаната. Так получилось, что мы с ним были знакомы только в фейсбуке и лишь один раз переговорили по телефону, когда я позвонил ему, чтобы пригласить на собрание нашего общества Алма-Лит . Это собрание, встреча с ним, так и не состоялась. По каким- то совершенно непостижимо дурацким причинам. Я никогда не видел его лично, хотя состоял с ним здесь, в ФБ, в постоянной переписке. Зайти сюда, прочесть очередной перевод Жаната или его пост об искусстве, стало даже некой привычкой, без которой я не мыслил себе часов, проведенных в социальных сетях.

Если честно, я даже не знаю как себя вести, когда нюансы «электронной жизни» — реалии нового времени — стремительно вмешиваются в реалии жизни настоящей.Рука не поднимается и не поднимется, чтобы искать и нажать на кнопку «Удалить друга». Это выше моих сил. Морально-этические протоколы для социальный сетей ещё формируются. Ещё не написаны. Не буду удалять. Возможно ТАМ, говорят не только о море. Возможно, ТАМ даже читают наши посты. Не знаю.

Я читал его переводы. Так сложилась жизнь, что я учил французский в спецшколе и обожаю Мукагали Макатаева. Мукагали всё больше с возрастом становится моим по-настоящему САМЫМ любимым поэтом. Когда я читал переводы Жаната с французского и казахского, я всеми фибрами своей души, не чуждой поэзии, понимал всё его настоящее, фундаментальное мастерство. К сожалению, всегда было ощущение того, что я имею дело с чем-то УХОДЯЩИМ. С подходами, с образованием, с уровнем культуры, со старой школой.

Но только не с ним, как с живым, настоящим человеком. Только не с ним.

Ведь он старше меня всего лишь на полгода. Я практически каждый день видел его посты о культуре, живописи, литературе и искусстве. В них сквозило безусловное одиночество. Но не простое, а то, что мы называем одиночеством познания. И постижения. Одиночеством общения с Всевышним, куда, если честно, даже самый общительный человек редко кого пускает.

Я ведь совсем не знаю его личной жизни, чтобы судить об одиночестве социальном. Но о том, что он испытывал, я, наверное, знаю. Нет, я уверен, что знаю. Только такое общение с ПОЭТАМИ может дать тебе ощущение, что ты тоже поэт. Даже сотнями исписанных строк и рифм часто просто не по силам сделать это. Не говоря уже о пустых речах славословов и лицемеров. А общение с Поэтом будто открывает в тебе настоящее.

Я ведь помню, как скромно, среди монументов чужого творчества появлялись его собственные произведения. И сейчас понимаю, что всё меньше и реже. Прости, Жанат, просто соцсети не место для настоящей оценки Поэта и количество лайков не есть показатель таланта.

Сейчас меня разрывает сожаление, что всё могло быть иначе. Мы могли быть знакомы. И может быть, я смог бы поднять его самооценку и удержать его Здесь. Я думаю, это имело какое-то значение.

Но всё же всё происходит именно так, как должно быть по некоему Большому замыслу Всевышнего. Часто и очень часто только вера в него помогает переживать потери. Помогает понимать, ЧТО вообще происходит вокруг.

И главное — именно потери уходящих в Вечность, заставляет нас понять многое из того тленного, что проносится мимо, казалось бы не исполняя никаких ролей. Но, господа, жизнь состоит не только из мейнстримов и бурунов истории. Часто она состоит из таких людей, как Жанат Баймухаметов в моей жизни. В деталях, в, казалось бы периферийном общении, в нюансах и эскизах, в том, кем он стал в моей жизни. Из которой я уверен, он не уйдет никогда.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *